История сёги и их вариантов

Джон Фэйрбейрн, 1980


Предисловие переводчика

В 1970-е, 1980-е и 1990-е годы в Англии кипела бурная сёгистская жизнь. Велись исследования сёги, проводились крупные турниры, в 1976-1987 годы вышло 70 номеров журнала "Shogi" (редактор Джордж Ходжес), который переводился на 6 языков; в 1992 году, во время проведения 1-й партии 5-го матча Рюо в Лондоне, Дэвид Мёрфи 4 дан обыграл на форе в слона профессионала Симу Акиру, тогда 7 дана. Из Англии через Голландию, а позже Бельгию и Францию, сёги ворвались на Европейский полуостров, и в 1985 году была создана FESA — Федерация европейских ассоциаций сёги, начали проводиться чемпионаты Европы по сёги. На самой же родине европейских сёги — Англии текущее положение сёги, увы, далеко не столь блестяще, как в тот "золотой" век. Данная статья Джона Фэйрбейрна — один из многочисленных следов той давней деятельности.


Я счастлив объявить, что после многолетних кропотливых и подчас весьма разочаровывающих исследований правил различных вариантов сёги в бой, наконец, вступили новые важные документальные источники, оказавшие огромную помощь моим попыткам переоткрытия этих великих игр далёкого прошлого.

Однако текущие исследования говорят, что мы должны в корне пересмотреть свои представления и выводы об этих древних играх.

Теперь мы тесно сотрудничаем с Маруо Манабу из Тигасаки и, через этого джентльмена, с Группой истории сёги из Университета Киото. Как я уже упоминал в предыдущем выпуске, по всем аспектам истории сёги проведено и проводится много новых работ. В отношении дай-дай ясные представления ещё не сформировались, и сложные быстрые правила этих крупнейших игр ещё некоторое время не будут точно сформулированы, а возможно этого не произойдёт никогда.

После нашего с Джоном Фэйрбэрном визита к мистеру Маруо в июне я мягко попросил Джона Фэйрбэрна подвести итог текущему состоянию исторического знания с особым акцентом на варианты. Поэтому первый раздел данной статьи касается истории, и был отчасти переделан из рукописи, предназначенной для намечающейся к публикации книги. Во второй часть данной статьи даются уточнения опубликованных правил тю и дай сёги, приводятся некоторые данные по ва сёги и т.д.

Джордж Ходжес — редактор.

Несмотря на наличие многочисленных упоминаний го и нардов в законах, дневниках и рассказах эры Хэйан, первое известное описание сёги датируется лишь 1126-1130 годами — это 13-я часть книги по истории Нитюрэки.

В то время, как го и нарды эта книга упоминает без описания их правил, она приводит правила ходов всех фигур сёги, и говорит, что все они при достижении третьей горизонтали превращаются в золото, и что съедение всех фигур противника кроме короля тоже означает победу.

Фигуры — те же, что и в современных сёги, за исключением не упоминаемых ладьи и слона. О числе фигур, размере доски и начальной расстановке ничего не сказано.

Масукава Коити предложил две реконструкции хэйан сёги. У одной из них доска 8x8, у другой — 9x8 со вторым золотом на ближней горизонтали, как в современных сёги. Эта первая форма японских шахмат, вне зависимости от её вида, явно является родственником других форм шахмат, известных в мире, в особенности в Юго-Восточной Азии.

Особое японское изобретение — сбросы — тогда ещё не было известно, но важно, что концепция большой зоны переворота уже имелась. Однако неясно, был ли переворот обязателен. Нитюрэки, также, описывает более крупный вариант сёги. В этой книге сказано:

"Существуют, также, сёги 13x13. Короли стоят по центру на стороне, по двум сторонам от них — золотые генералы, следом за золотыми — серебряные генералы. Далее — медные генералы, потом железные генералы, потом стрелки. Медные генералы не могут идти в 4 угла. Железные генералы не могут отступать в трёх направлениях. Перед королём расположен горизонтальный ходок, который может идти на один шаг вперёд или на любое расстояние вправо-влево. Есть, также, свирепые тигры. Они сидят перед серебряными генералами и могут идти на один шаг в 4 угла. Летающие драконы сидят перед конями и летают по четырём диагоналям. Свободные колесницы сидят перед стрелками и могут ходить на любое расстояние вперёд и назад. Посредник сидит в центре перед пешками и может ходить на одно поле вперёд и назад."

DFDFDFDFDFDFGBDFDFDFDFDFDF
PPPPPPPPPPPPP
FCFDFTSMFTFDFC
LNICSGKGSCINL
仲人
歩兵歩兵歩兵歩兵歩兵歩兵歩兵歩兵歩兵歩兵歩兵歩兵歩兵
奔車飛龍猛虎横行猛虎飛龍奔車
香車桂馬鉄将銅将銀将金将王将金将銀将銅将鉄将桂馬香車

Несмотря на повторения и пробелы в тексте Нитюрэки, считается, что начальная расстановка была такой, как показано выше. Но относительно правил ходов есть некоторые сомнения. Доверяя более поздним текстам, мистер Маруо Манабу считает, что ходы фигур, которых нет в современных сёги, были следующими: летающий дракон ходил как современный слон, медный и железный генералы, а также горизонтальный ходок и посредник — как соответствующие фигуры тю сёги, свободная колесница — как контрстрелка в тю сёги, а свирепый тигр — как кошачий меч в мака дай дай сёги.

Он, также, полагает, что все эти фигуры переворачивались на 3-й горизонтали в золото, кроме летающего дракона, который получал дополнительно право ходить на 1 поле по вертикали и горизонтали (но говорит, что это нехорошая игра).

Из деталей этого описания в Нитюрэки можно сделать вывод, что эти большие сёги не были тогда широко известной игрой. Вероятно, они были изобретены позже. Из упоминания меньших сёги никаких выводов не сделать, поскольку оно, видимо, было просто преамбулой к описанию более крупной версии.

То, что малые сёги уже были хорошо известны, можно заключить из их попутных упоминаний в более ранних книгах. Первое такое упоминание — в 7-м томе Киринсё, книге начала XI века, написанной хэйанским придворным, дайнагоном Фудзивара-но Юкинари.

Юкинари, известный как один из величайших каллиграфов, в Киринсё описывает, как следует надписывать фигурки сёги:

"[Для названия фигуры] подходит квадратный или курсивный шрифт. Черты должны быть тонкими, но густыми, и чётко очерчивать контур. Верхний иероглиф должен быть большим и жирным, надписан квадратным или курсивным шрифтом, с изяществом и симметрично расположен. Иероглиф золота [на обратной стороне фигуры] должен быть надписан курсивом. Поскольку фигурки сёги малы, прежде чем надписывать, помещай их на подставку, которую можно держать в руке."

Этот текст позволяет сделать несколько существенных выводов.

Согласно Масукаве, предпочтение названиям из двух символов основано на эдикте 713 года, который пересмотрел многие названия, сделав их двухсимвольными. Если он прав, это может стать ключом к ранней датировке сёги. Эпитеты, добавленные к названиям фигур, чтобы сделать их двухсимвольными, были просто продуктом эры Хэйан; король на самом деле был яшмовым генералом, а верхний иероглиф названий стрелки ("ароматная колесница", 香車) и коня ("лавровый конь", 桂馬) означает, соответственно, ладан и коричное дерево.

Хотя ладьи ("летающей колесницы", 飛車) и слона ("рогатой колесницы", 角車) тогда ещё не было, и структура их названий говорит за отдельное развитие, они тоже могут относиться к драгоценностям. Ямамото Тэйкай интерпретирует название перевёрнутой ладьи как "драконовая яшма" [竜玉], и -мэ в рюмэ (название перевёрнутого слона, дословно "дракон-лошадь") [竜馬] как агат (-мэ — это альтернативная форма мэно, 瑪瑙)

Основные названия фигур - несомненно военные: генералы, лошади, колесницы и солдаты. Это верно даже в отношении ладьи и слона. Настоящее значение названия слона какугё [角行] — не "диагональный ходок", а, более вероятно, "рогатая колесница". Недавние исследования показали, что -гё означает другой тип колесниц, чем -ся в хися [飛車] (ладья). Драконы в названиях обеих этих фигур — не мифологические создания, а особо крупные лошади.

Из этих ссылок на новый тип колесниц или карет и больших лошадей Окуяма Кодзю заключает, что ладья и слон появились в начале X века, в то время, когда северная кочевая (лошадная) культура Азии (монголы) начала оказывать влияние на Японию. Конечно, это означает предположение, что некоторое время сосуществовали две версии малых сёги, но ничего чрезмерного в этом нет.

Окуяма, также, приписывает возникновение сёги к VIII веку, хотя это уже гораздо менее вероятно. Но о том, пришли ли они из Китая, как обычно считается, уже можно поспорить. В частности, Мацукава и Кимура Ёсинори придерживаются теории, согласно которой шахматы шли из Индии на восток северным (Китай, Тибет) и южным (Бирма, Таиланд) путями, и что сёги происходят из версии, пришедшей южным путём, которая, пройдя через Южный Китай и Корею, возможно смешалась в Корее с северной версией.

Несмотря на всю блестящую работу, проделанную вышеупомянутыми исследователями, свидетельства о сёги до XII века в основном теряются в густом мраке истории. Однако в XII веке упоминания сёги в дневниках уже часты. Синсаругакуки Фудзивары-но Акахиры (1058-1065) содержит первое такое упоминание; есть, также, упоминание в дневнике придворного императрицы (1129), в дневнике Фудзивары-но Ёринаги (1149) и других книгах и дневниках всей второй половины этого столетия. Они упоминают как сёги, так и большие сёги, и следует предположить, что упоминаются формы, описанные в Нитюрэки.

Свет не может пронзить тьмы последующих полутора веков, и лишь в середине XIV века собрание личных писем под заглавием Синсэн югаку орай неожиданно упоминает большие и средние сёги, не говоря, что они из себя представляли, и сколь широко были распространены. Вероятно, можно без опаски предположить, что средние сёги были той игрой, которая так называется сейчас (тю сёги), хотя их первое детальное упоминание и датировано веком позже, но были ли те большие сёги их хэйанской версией или версией 15x15 — это вопрос, достоверного ответа на который нет.

Соблазнительно принять симметричную парадигму малых сёги 9x9, средних 12x12 и больших 15x15, но в целом мы не знаем, когда именно малые сёги стали играться на доске 9x9. И в любом случае, чем бы большие сёги ни были, в итоге они стали достаточно популярны, чтобы их стали упоминать как просто сёги.

Исэ Садаёри, поэт эпохи Муромати, в своём сборнике о нравах и этикете Сого Одзоси приводит следующий этикет сёги:

Встретив своего соперника по сёги лицом к лицу, откройте коробочку с фигурами и положите фигуры на доску.

... Расставить их слишком быстро — нарушение вежливости. Невежливо, также, излишне медлить и заставлять соперника ждать. Поэтому тренируйтесь, чтобы уметь расставлять фигуры с правильной скоростью. Это верно, также, и для средних сёги, и для малых сёги.

Это упоминание о малых сёги важно потому, что просто сёги в нём подразумевают большие сёги. Помимо этого, возможно, о хэянских больших сёги речь идёт в дневниковой записи от 2-го дня 1-го месяца 1424 года в Ханасакай сандайкай: "Играл в сёги с Сэдатэ Мотоюки ... получил фору в свободного короля [奔王]"

Хотя эта запись может относиться и к средним сёги (в которых, как и в поздних больших сёги есть свободный король), поражает, что многие дневники того времени различают сёги, средние сёгие и малые сёги. Например, дневник отца императора Гоханадзоно, Госукоин (Каммон Гёко) имеет такую запись от 22-го числа 8-го месяца 1435 года: "Его Величество (император) играл в малые сёги с кампаку (главным советником императора). Во всех трёх партиях кампаку проиграл." Анологичными ссылками полон весь XV век, и конечно, многие из них подразумевают, что малые сёги в целом рассматривались, как игра для мальчишек.

Деталей этих игр не встречается до того, как великий политик эпохи Муромати Итидзё Канэра (регент, премьер-министр и кампаку) упоминает названия фигур средних сёги в своей Кассэн моногатари ("Истории битв") 1478 года.

Опубликованная в 1811 году (но написанная, вероятно, ранее) книга Сёги рокусю-но дзусики претендует на то, что является копией документа 1443 года. Вопреки своему названию ("6 видов сёги с иллюстрациями"), она описывает лишь четыре варианта сёги; информация о средних и малых сёги, видимо (и это приемлемо для 1811 года) считалась известной как нечто само собой разумеющееся. В ней описаны следующие игры:

Возможно, это первое упоминание данных крупнейших игр; следующее датируется лишь 251 годами позже.

В то время, как есть вероятность, что эта книга 1443-1811 года — подлинная, её подлинность имела бы столь огромное значение, что, видимо, лучше относиться к ней скептически. В любом случае, для этих сомнений есть несколько хороших, хотя и не позволяющих сделать окончательный вывод, оснований. Помимо изолированности этого документа, в нём имеются некоторые мелкие внутренние нестыковки. Стоит, также, учитывать и огромный размер этих игр.

Одним из препятствий к распространению сёги в средние века была нехватка инвентаря для них. Даже у богатых придворных многие дневники описывают одалживание досок и фигурок, и как люди, сами надписывавшие свои фигурки, часто были вынуждены объяснять [свои надписи] одалживающим. Класса мастеров, изготавливающих доски и фигуры, не было до самого конца средних веков, поэтому сложно представить существование очень больших досок, которые не пробуждали бы достаточно интереса, чтобы о них говорили повсюду.

Также, не сохранилось ни единой фигурки из наборов для этих крупных игр.

Короче говоря, сейчас мы должны с сомнением относиться [к вопросу], были ли эти крупнейшие игры изобретены до, или задолго до эпохи Эдо (1603-1868), и любые суждения о том, являются ли дай сёги [этой эпохи] "наследником" хэйанских больших сёги, следует отложить на будущее.

Как только что упоминалось, в средние века распространению сёги мешала нехватка комплектов. Другим препятствием было малое количество людей, достаточно грамотных, чтобы уметь прочесть каллиграфию на фигурках. Научиться играть в менее сложные игры в большие нарды было гораздо легче, и они были популярным игровым времапровождением. Доказательство недостаточной популярности сёги можно вывести и из того, что они не были предметом частых запрещений игр.

Тем не менее, они распространялись. В частности, ревностными игроками были военные сёгуната Асикага, и вероятно именно от них сёги попали в быстро растущий класс торговцев. Однако, кажется очевидным, что так распространились лишь малые и средние сёги. Далее мы расскажем о новом развитии сёги в конце XVI века, когда в литературе неожиданно появились малые сёги со сбросами.

Удивительно, но мы не можем сказать, когда и где сбросы впервые упомянуты в литературе. Если бы сбросы были известны в ранние дни формирования более крупных игр, начиная от тю сёги, эти игры наверняка вобрали бы в себя столь необычное изобретение. Если это так, то можно предположить, что по крайней мере до XV века сбросы были неизвестны.

Эти рассуждения подкрепляются значительным изменением в методах ведения гражданской войны в Японии с XV века и далее. Хотя солдаты остались не менее жестокими, смена стороны стала приемлемой альтернативой уничтожению. Рассматривая особое качество фигурок сёги — их различие не по цвету, а по форме, происходящее из древних дощечек с сутрами, распространённых в Японии, — легко предположить (конечно, только ретроспективно), как сбросы были придуманы.

Но сбросы могли возникнуть и лишь в середине XVI века. Существует шаткая традиция, приписывающая различные изменения в сёги императору Го-Нара (правил в 1536-1557), но документов, подтверждающих её, нет, если не считать косвенное доказательство - уникальную диаграмму в Сё сёги дзусики:

Вышеприведённая диаграмма — 42-фигурная версия сё сёги (малых сёги). Первое издание 1694 года ничего не говорит о дополнительной фигуре на 5i/5h — пьяном слоне, который уже был известен в тю сёги. Верхняя часть этой диаграммы просто показывает ходы некоторых фигур. Однако в издание 1696 года добавлен комментарий, что [пьяный слон] был убран по приказу Го-Нара. Других документов, описывающих сё сёги, у нас нет. Обычно это считается само собой разумеющимся, также как и ходы фигур в крупных вариантах, если они имеются в малых сёги, почти никогда не объясняются. Возможно, это может помочь в датировке более крупных игр по тому, объясняют ли [книги, излагающие их правила,] правила хода пьяного слона.

Конечно, уместно спросить, являются ли эти увеличенные малые сёги подлинными. Очевидно, это так. До недавнего времени старейшими известными считались фигуры сёги, выкопанные в 1943-44 годы на кладбище клана Асакура в Фукуи. Они были датированы 1567 годом, и 98 этих фигур, 20 из которых неразборчивы, содержат в точности фигуры данных малых сёги, и никаких других среди них нет. Среди них — короли, золотые, серебряные, кони, стрелки, пешки, ладьи, слоны (10!), — и пьяные слоны. Помимо отсутствия других фигур, наличие коней, видимо, исключает [версию об их принадлежности к набору] тю сёги.

С тех пор была найдена одна более старая фигурка, в 1976 году, в раскопках в замке Камикусэ, около Киото. Странно, что это также был пьяный слон. Он датирован примерно 1350-м годом, что существенно, но не сказано, принадлежал ли он к тю сёги, или сё сёги, или к какой [другой игре].

Поэтому возможно, что, как говорит традиция, пьяный слон был исключён из сё сёги, и на то могли быть хорошие причины. В тю сёги пьяный слон превращается в кронпринца, который становится по сути вторым королём, которого тоже необходимо захватить. Если применить это и к сё сёги, то сбросы сделали бы игру почти неиграбельной, поскольку пьяного слона можно было бы сбрасывать в зону переворота для быстрого переворота, причём неоднократно. Появление сбросов и исчезновение пьяного слона могут быть связаны.

Тю сёги же, напротив, остались неизменными (о других вариантах столь ранних упоминаний нет). Но в 1612 году Токугава Иэясу, правитель Японии, установивший стабильность впервые за столетия, установил под Управлением святилищ и храмов департамент го и сёги. Сначала он назначил на этот пост монаха Хонъимбо Сансу, выдающегося игрока в обе эти игры, и для этого поста были установлены определённый престиж и доходы.

Хотя, похоже, эта работа была синекурой, Санса решил возглавить Департамент го и уступил пост сёги Охаси Сокэю, представителю купеческого сословия, единственному, кому Санса уступал в сёги.

Престиж этой сёгунской должности и управления Департаментом сёги проявились в изданиях, сделавших вариант сёги, в который играли Санса и Сокэй (малые, со сбросами) крайне доминирующим. Однако по крайней мере некоторые из великих игроков, последовавших за ними, играли и в тю сёги. Первый, Ито Сокан, опубликовал в 1687 году коллекцию из 50 задач по тю сёги. То же самое сделал и Ито Сокан III в 1746 году, но его задачи (если это задачи; или же это игровые позиции?) не имели решений и были очень сложны. Они стали вершиной тю сёги, и до сих пор лишь 30 из этих 50 задач удовлетворительно решены.

Есть предположение, что большая сложность эндшпиля в тю сёги, особенно по сравнению с относительно вялым и по крайней мере медленным дебютом, приводит к тому, что игроки [в тю сёги] концентрируются на эндшпильных задачах, и это сыграло большую роль в их закате. Во всяком случае, по сравнению с сохранившимися до наших дней лишь шестью историческими партиями, до нас дошли 224 задачи.

Несмотря на свой закат, тю сёги не умерли. Их пламя мерцало во всём регионе, в котором они видимо были изобретены: на западе Японии, и даже в XX столетии старейшина игроков в малые сёги, мэйдзин Ояма Ясухару, сказал:

"С малых лет я часто играл в тю сёги. Мой осторожный и цепкий стиль в сёги, возможно, сформировался из-за их влияния. Я верю, что причина, по которой я больше всего думаю об улучшении взаимодействия своих фигур, — в том, что я играл в тю сёги." (Сёги сакай, №7, 1970)

Весь XVII век малые сёги цвели, уступая по престижу и популярности лишь го. Но когда обе игры переживали свой золотой век, а было это в эпоху Гэнроку, в конце этого столетия, куча книг вынесла на рассмотрение большие варианты сёги. Когда эти игры были изобретены, неясно. Есть сомнения, порождённые уже упоминавшейся книгой Сёги рокусю-но дзусики, но при этом остаются и сомнения относительно того, в какие из этих больших игр вообще когда-либо играли.

Эти различные варианты сёги мы можем разделить на две основные группы: те, про которые мы знаем, что в них играли, и те, в которые по-видимому не играли. В первую группу попадает семья сё-тю-дай (15x15) сёги, которым присуща та особенность, что во всех них фигуры обозначают элементы военного дела или животных, к которым был добавлен условный эпитет (например, сердитый кабан, яростный бык). На какой-то момент, конечно, дай сёги умерли.

Ко второй группе относятся все остальные игры. Дай дай, мака дай дай и тай сёги составляют обособленную группу, отличающуюся тем свойством, что к двум типам фигур первой семьи в них была добавлена третья: буддистские слова, такие как защитники богов и голуби.

Сёги дзусики, также, упоминают огромные тайкёку сёги 36x36, которые, если они действительно существовали, по-видимому принадлежат ко второй группе. Неудивительно, что предполагается, что эти игры были изобретены священниками.

Ямато (ва) сёги и экзотические (тэндзику) сёги в эту группу не входят, а формируют часть всего класса [вариантов сёги] из-за другой особенности.

В то время, как правила игры для первой группы в старой литературе часто содержит ошибки (и очень многие в случае больших сёги), всегда очевидно, что правила всё же приводятся. Для группы же крупнейших вариантов эта информация гораздо дефективнее и противоречивее, а правила игры вообще отсутствуют. Ходы фигур приводятся, хотя и неочевидно, но правила переворота, правила о двух королях на одной стороне, правила о фигурах, которые могут ходить дважды и множество других важных практических моментов полностью игнорируются.

Одно из противоречий, с которым мы имеем дело, можно проиллюстрировать описанием в Сёги дзусики дай-дай сёги:

Эта диаграмма описывает правила хода фигуры "южный варвар", и под нею на китайском (возможно, ещё один знак влияния священников) приводится описание ходов: "ходит на 2 шага по двум нижним диагоналям или на 1 шаг влево". Ранее на этой же странице описывается, что он превращается в "белого слона", но как же он может попасть в зону переворота, если не может ходить вперёд - недоступно пониманию. Сёги рокусю-но дзусики описывает его ходы как на два шага вбок или на один вперёд-назад, или на один по двум задним диагоналям, и это совпадает с описанием Кокон сёги дзуи. Однако, описание в Сё сёги дзусики совпадает с Сёги дзусики.

Ходы большинства остальных фигур схоже противоречивы; иногда имеется 3 или 4 варианта, и нет схемы согласования ни между какими двумя отдельными источниками. Некоторые из правил переворота также противоречивы.

Другая проблема, с которой мы сталкиваемся, это слово одору [踊る] (дословно, "танцевать" или "прыгать"). Этим словом описывается тип хода, обозначаемый двумя точками (как у южного варвара выше). Эта возможность хода — общая [для многих фигур], и существует также для фигур с тремя или более точками.

Поскольку это слово или этот тип хода в японских играх больше не используется, теперь мы не знаем, что оно значит. Значит ли оно, что фигура может идти на поле, даже если для этого нужно перепрыгивать, или что фигура на первом поле запрещает ей прыгать на второе (то есть, ограничивает её дальность)? За каждый из этих вариантов есть много ненадёжных доводов, но глины, чтобы превратить их в прочный источник факта, нет. Однако баланс доводов определённо склоняется к значению, что прыжок недопустим, подкрепляясь ощущением семантики слова (не обманывайтесь его первым значением). Часто цитируются два сильных довода: первый — о ходе орла в тори ("птичьих") сёги. Это фигура ближнего боя, но автор избегает в её описании слова одору, второй — что в тех же текстах используется специальное слово, означающее прыжок (эцу), хотя фигуры, которые эцу, никогда не бывают ограничены в этих направлениях. Большинство остальных доводов относятся к языку текстов, но можно также учесть, что фигуры ближнего боя есть и в сянци.

Однако, существует огромный дисбаланс в отношении лингвистических свидетельств.

Если взять крайний, хотя и не исключительный, случай, начальная расстановка тай сёги состоит из семи плотно заполненных фигурами горизонталей у каждой стороны. Очевидно, что ходить большинством этих фигур [в дебюте] логистически трудно, и если предполагать, что одору не включает прыжки, это будет против здравого смысла.

Но эта дилемма ликвидируется верой современных японских исследователей сёги в то, что в эти игры никогда не играли, и даже не предполагалось, что в них будут играть. Они рассматривались, как идиотизмы наподобие тех, которые в наши дни инспирирует Книга рекордов Гинесса. Хотя предположение о значении одору и пришлось делать в отношении ямато сёги, современные японские игроки считают, что прыжки не разрешались.


Часть описания ямато сёги в Сёги дзусики - версия,
отличающаяся от той, которую ныне предлагает TSA.

Но ямато сёги — это особый случай. Три литературных источника по ним столь противоречивы, что подразумевают для них существование совершенно различных правил. В одной версии (поддерживаемой, хотя и с различиями, двумя источниками: Сёги дзусики и Кокон сёги дзуи) фигуры были в основном ближнего боя. Это, некоторые фрагментарные лингвистические свидетельства, и их возможная датировка — концом XVII века — делает возможным, что они игрались со сбросами. В другой же версии, из Сё сёги дзусики, есть много дальнобойных фигур, что исключает сбросы. Есть и другие важные различия.

Все эти игры появились в печати около конца XVII века. Но они не только свалились с неба, но, похоже, почти сразу и ушли обратно в небытие. Помимо перепечаток этих первых изданий ничего нового [в этой области] так и не появилось, за исключением Сёги рокусю-но дзусики, достоверность которой уже ставилась под вопрос. Недавно я видел книгу в стиле фон Дэникена, американский автор которой имел достаточно нервов и финансового чутья, чтобы утверждать, что в древней Японии приземлялись инопланетяне. Не являются ли большие сёги очередным свидетельством посещения Земли сверхразумными существами?

Тори (птичьи) сёги — это, определённо, кратковременная сенсация. Несмотря на то, что их создание традиционно приписывают 9-му мэйдзину Охаси Соэю, их изобрёл его ученик Тоёта Гэнрю. Впервые они были опубликованы в 1828 году, но, видимо, продажа шла вяло, и второе издание, с шестью иллюстрирующими партиями и системой фор, было напечатано лишь в 1833-м. И они до сих пор не имели эффекта, что весьма примечательно, поскольку это несомненно весьма интересная игра.

Однако Маруо Манабу нашёл намекающую на них ссылку времён Мэйдзи, хотя названия фигур были частично изменены, и недавно эта игра была вновь представлена [публике] Ассоциацией сёги. Среди тех, кто научился в неё играть, она становится очень популярна.

Помимо современных сёги для троих игроков, которая очевидно основана на малых сёги, я упомяну тут ещё два варианта: широкие сёги и сёги семи царств. Они лежат совершенно в стороне от основного потока вариантов сёги.

Широкие сёги, как сообщается, изобрёл конфуцианский учёный Огю Сорай (1666-1728), это явно сознательная производная от сянци. Фигуры в них круглые, и ходят не так, как в сёги. Следует упомянуть, что есть традиция, считающая, что на самом деле эта игра происходит из Китая, и изобрёл её Чао Учу (1033-1110). Очевидно, тут нужно больше исследований.

Сёги семи царств — это определённо китайская игра, приписываемая Цзу-ма Вэнькуну из династии Сун. Причина, по которой эта игра тут упоминается — что о ней часто говорится в японской литературе; в неё любил играть сын сёгуна Токугавы Ёсимунэ, Мунэтака (1628-1700) и его наложницы. Но, возможно, популярность этой игры связана с тем, что их правила оговаривали наказание в виде питья вина за различные нарушения правил, такие как невозможные ходы, и за проигрыш.

В переводе пропущена следующая, коммерческая часть статьи и исправления правил, изложенных до неё. Правила всех упоминаемых и многих других вариантов сёги, изложенные согласно уже современным представлениям, можно найти в английской Википедии.


Иcточник: John Fairbairn, 1980, "Shogi history... and the Variants".

eng→rus: shogi.ru, Д.К., 2-3 марта 2018.

Версия: 16.6.18