Юность: заметки о Хараде Ясуо

Танаго Кэнго, при содействии Харады Эйко

(колонка из журнала "Мир сёги", 2008-2009)

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | Примечания | Главы NSR | 漢字


Часть 1

Любящий сёги и посвятивший своё сердце развитию мира сёги, все потрясения эры Сёва1 пережил Харада Ясуо 9-й дан. В 2004 году, в возрасте 81 года - юбилея доски сёги, он умер, вызвав волнение всего мира сёги.

Харада 9-й дан был известен и как каллиграф. Начиная с 1994 года, в нашем журнале около семи лет публиковалась серия его работ. Став новичком в отделе редакции, я успел застать примерно два последних года этой серии, а в своём доме в квартале Сугинами даже собрал несколько его работ и копий с них. Вспоминается фигура этого 9-го дана, с неизменно улыбающимся лицом держащего кисть перед бумагой.

В 5-й год его "юбилея доски сёги", с 8 по 13 июля, в галерее Кюкёдо на Гиндзе состоится выставка работ Харады. После смерти Харады его жена Эйко неустанно планировала её подготовку, предпринимая последовательные шаги к её открытию.

Пока Харада 9-й дан был жив, утром он в первую очередь садился правильной посадкой за доску и разыгрывал на ней кифу (записи партий); днём он садился за стол и погружался в чтение и письмо, а за ужином любил выпить, но только после ежедневной работы. У него было много лекций и других дел вне дома, но даже будучи обременён делами, кисть с чернилами он держал с большим вниманием.

- На этой выставке его каллиграфических работ все фанаты смогут не только посмотреть на изготовленные им великолепные свитки и ценные картины, но и заказать напрокат любой бережно сохранённый шедевр мужа (Эйко). Всего планируется выставить 39 работ.

В мае Эйко ознакомила посетителей её дома с "особыми записями мужа". Всего этих записей 8. Они остались со времён, когда Харада 9-й дан учился в Сёрэйкай (тогда - Рэнсэйкай): это кифу реальных игр, пока он рос от 5 кю до 2 дана, с личными пометками и поясняющими записями. По словам жены, примерно за 10 дней до своей смерти Харада 9-й дан, очнувшись от анестезии, сам разобрал свои материалы по сёги и тому подобное. Уже понимая, что пришла пора умирать, этот 9-й дан приводил свои дела в порядок. После его смерти жена с большим удивлением обнаружила, что рассортировывать ничего не надо. И лишь эти 8 записей, по какой-то причине, остались неразобранными.

(фото) Наверху: записи Харады 9-го дана времён обучения. Слева: Описание партии в сёги с Игараси 1-м кю.

В "выставке каллиграфии", вместе с лучшими работами, будут выставлены и эти записи, но их внутреннее содержимое доступно публике не будет. Поэтому, с разрешения жены, хочется немного приоткрыть его в данной статье. Стремясь стать взрослым профессиональным сёгистом, Харада Ясуо проводил молодость в прилежном учении; но чтобы понять, что он тогда думал, сначала следует ознакомиться с тем, какова была атмосфера довоенного мира сёги.

Документы молодости Харады Ясуо 9-го дана избежали ликвидации. В них особенно бросается в глаза запись, начинающася с большого заглавия "матч Харада 2 дан - Игараси 1 кю, до 4 побед подряд". Она датирована октябрём 1942 года (фото сверху). Видимо, она была сделана, когда Хараде было 19 лет и он имел 2-й дан.

Харада 2-й дан, который был на 1 год старше, чем Игараси 1-й кю (ныне 9 дан), гениально прозревал соперника, что видно и по сыгранным партиям этого матча, который был решающим вызовом. Сначала посмотрим на упомянутые правила этого матча.

Правила
* Место: Сёги Тайсэйкай (зал для соревнований в сёги). * Партии должны проводиться в часы, свободные для обоих игроков. * Длительность партий - около 2 часов, но в зависимости от позиции время может быть увеличено. * В каждый месяц должно быть сыграно по 4 партии. * Выигравший 4 раза должен сыграть с форой, без старшей фигуры. * Проигравший 4 раза должен внести 10 йен. * Участники должны вести кифу и записи мыслей.

Оба участника этого матча впоследствии отправились на фронт; целью его было измерение роста их сёгистской силы и натренированности духа.

Сёги Тайсэйкай ・ Харада Ясуо ・ Игараси Тоёити

Иероглифы, пунктуально записанные кистью. Почерк, не изменившийся до последних лет. Сквозь игру Харады просвечивает честность противостояния. На страницах присутствуют изъявления воли обоих игроков.

Начиная сегодня с Игараси 1-м кю матч до 4 побед подряд, я бросаю вызов своим наибольшим слабостям и Игараси-сану. Игараси-сан согласился начать матч без промедления, в этом же месяце.

В последнее время Игараси-сан является сильнейшим из всех молодых сёгистов Рэнсэйкай.

Образцы его игры имеют гармоничный игровой стиль.

В возрасте 19 лет юность любит предвкушать будущее.

Я думаю, что он великий соперник, поэтому битва, естественно, будет тяжёлой; но даже чтобы проиграть не слишком ужасно, проявив в этом матче Рэнсэйкай равенство, надо быть готовым сражаться изо всех сил.

Думаю, что такая трата свободного времени на тренировку силы игры будет полезна нам обоим.

Октябрь 1942 г., Харада Ясуо.

Ниспровержение Харады - цель №1, являющаяся естественным продолжением моих исследований, хотя вызов на этот матч до 4 побед подряд Харада-сан и бросил сам. Я крайне благодарен ему за эту возможность тренировки силы игры. К тому же, мой противник Харада-сан является в Рэнсэйкай сёгистом-звездой. Я с радостью согласился.

Разумеется, надо быть готовым к тому, что битва с этим силачом, Харадой-саном, предстоит тяжёлая, но к каждой партии этого сражения я намерен исчерпывающе приложить все свои силы.

Сейчас я испытываю к Хараде-сану крайнее уважение, и предстоящий матч является для меня неожиданной радостью.

Октябрь 1942 г., Игараси Тоёити.

Состязание, согласно записям обоих соперников, длилось с 12 октября (дня 1-й партии) до июня следующего, 1943-го, года. Харада, дававший во всех этих партиях фору в стрелку2, победил со счётом 10:4. Партии игрались по 5-7 часов, и похоже, что иногда доигрывание переносилось на второй день. Теперь посмотрим на 1-ю партию этого матча.3

12 октября 1942 года, Коисикава Сёги Тайсэйкай1-я партия матча до 4 побед подряд
Белые: Харада Ясуо 2 дан, дающий фору в стрелкуЧёрные: Игараси Тоёити 1 кю

P3d; P7f, P4d; P2f, P5d; P2e, B3c; P1f, R1b; S4h, S4b; K6h, K6b; K7h, K7b; G45h, S5c; P9f, P9d; P1e, G45b; P5f, K8b; P3f, S7b; S6h, P7d; S45g, G4c; P4f, B5a; G4g, P6d; N3g, P8d; P5e, Px; Bx, G5d; B8h, P6e; S5f, S6d; P5e, G5c; P4e, P8e; S5g, R6b; R1h, R6c; G6h, P7e; P6f, Px; Sx, P6e; S7e, Sx; Px, G6d; P5d, S6f; P6g, S7e; B4d, P8f; Px, R8c; P5c+, P4c; +Px, S8f; P5c, P4f; G45g, G5d; P5b+, B7c; P7d, B6d; +P6a, G4d; +Px, S8g+; K6i, B2g; +P6b, B3f+; K5i, +B3g; S4h, +B3f; P8d, Rx; +P7b, Kx; +P5d, B8f; K4i, +B2g; K3i, N2f; G2h, +B3f; R1g, K8b; S6e, B6h+; +P6c, P7b; S7e, G4g; S8d, G4h; Kx, S4g; K4i, S5h= - и на 119-м ходу Харада 2 дан победил.

Комментарии: Я слаб против Игараси-сана. Но от этой слабости появится сила. Возможно, я стал немного сильнее. В партиях в Рэнсэйкай я чаще побеждал, но обычными были и полные поражения. В первом сражении этого матча я победил.

Уватэ:4 Ход ∆5.P5d был мало обдуманным. Гораздо лучше было бы сыграть ∆P3e, а вот после ∆P5d противник смог прочно и хорошо сгруппировать фигуры.

Ситатэ: Вместо ▲28.S45g можно было сыграть и ▲S7g, ради отступления слона; но, видимо, Игараси-сан думал, что незагороженный неподвижный слон сильнее.

Уватэ: Ход ∆33.P6d выманил чёрных сыграть ▲36.P5d; последовавшие далее поднятие 39.G5d и продвижение 41.P6e и были целью. В итоге эта последовательность принесла и пользу и вред, но так или иначе я был рад, что смог реализовать свой план.

Ситатэ: Ответ на ∆53.P7e ходом ▲P6f был мудрой защитой. Возможно, это было судзи (приём) поднятия серебра с поля 5g. Я об этом ходе совершенно не думал. Защитившись в этом месте, Игараси-сан не допустил и других продолжений.

Уватэ: Ход ∆63.S6f - медленный; с ним игровой импульс был утерян. Тут интереснее ходы ∆P'7g Bx S6f, дающие выигрыш в 1 темп. Эту последовательность я перенял у Ооваку, 6-го дана.

Ситатэ: Ответ на шах ∆101.+B2g ходом ▲K3i навлёк беду, позволив сыграть ∆N'2f. Сброс ▲P'3h давал чёрным безопасную победу.

Ситатэ: Ход ▲114.S8d стал причиной поражения. Если вместо него сыграть ▲Rx4g, то ответ ∆Px4g+ вызвал бы простое цумэ +Px7b Kx G'7c. Упущение хода ∆119.S5h= было со стороны Игараси-сана неправильным и ошибочным.

5 В миттельшпиле данной партии я сделал медленный ход ∆63.S6f, демонстрируя превосходство силы, и поэтому когда настал эндшпиль, моё положение было уже нехорошо. Ход противника ▲114.S8d стал для меня удачей, подарившей победу.

Часть 2

В предыдущем номере мы ознакомились с "матчем по сёги Харада 2 дан - Игараси 1 кю до 4 побед подряд", с которого начались записи согласно правилам, прервавшиеся из-за отправки Харады на фронт.

До того, как в мае 1943 года Харада, имевший тогда 3-й дан, сдал призывные экзамены на наивысшую отметку, он, кроме этого эпизода, встречался с Игараси на организованном в Сёрэйкай кю-турнире, что до поступления в отряд было тщательно записано.

Далее они оказались брошены прямо в жерло Второй Мировой войны. Уходящие на фронт не были уверены, что смогут вернуться в родные края. Сны этих сёгистов были наполнены их планами; в мыслях у них, несомненно, были перемешаны надежды и сожаления. Они - живые свидетели происшедшего.

Теперь хочется представить Вам их воспоминания. Харада до последних лет сохранял прочные отношения полного взаимодоверия со своими соперниками и несравненно близкими друзьями - Игараси Тоёити 9 даном, и Като Хиродзи 9 даном; в своих ежедневных исследованиях они вместе достигали понимания, живо выходя на границы известного.

Воспоминания о первой встрече

Стоял один из дней апреля 1939 года.

Утро в этот день было необычайно чистое, приятно дул свежий весенний ветер, из тени молодой зелёной листвы раздавалось прекрасное пение маленьких птичек.

Сквозь заветные ворота Тайсэйкай,* в Кодзимати, в саду храма виднелась усыпанная гравием дорога в старом стиле, ведущая в зелёную рощу; лёгкой походкой я направился по ней вперёд.

Со стороны заднего входа возвращалась одетая в сверкающее платье жена Учителя Цукады (Масао), в то время 7-го дана, и когда вскоре мы с ней пересеклись, она вызвала у меня огромное удивление; я ясно увидел, как она сказала со смеющимся лицом:

- Эй! На минутку... что тут, никого нет, что ли?... Никого нет, тогда ты поспеши... приехал новичок с Хоккайдо!

Я быстрым шагом направился в учебную комнату.

Казалось, что никого там не было, и даже стояла тишина, но там сидел миловидный мальчик в просторных аккуратных хакама с узорами Курумэ6, спокойно смотрящий в книгу; он даже не глядел в сад, и посадка его была какой-то задумчивой.

Когда я вошёл, он немного обернулся, улыбаясь, и молча приветствовал меня обеими руками. Поскольку перед этим я уже слышал, что с Хоккайдо приехал мальчик Игараси, я с улыбкой спросил: "Ты - Игараси-сан? А я - Харада". "Да, я Игараси", - весёлым голосом ответил он.

Эта первая встреча произвела на меня очень хорошее впечатление. Тогда я думал, что никого младше меня в Сёрэйкай не было. Конечно, Като (Хиродзи, ныне 9-й дан)-сан, Накамура-сан и другие были немного младше меня, но учился и играл я с друзьями-ровесниками. Этот же мальчик был безусловно младше меня и, как я думал, наверное, слабее меня в сёги. В период бытия 5-6 кю я, имея самый низший разряд, хотел быстро получить старший кю, и поэтому думал, что хорошо, что есть кто-то младше меня, кто, наверное, имеет и более низкий разряд.

Во время той первой встречи Игараси-сан был маленьким белолицым красавчиком.

До сих пор я ясно помню спокойную и задумчивую фигуру маленького Игараси в комнате площадью четыре с половиной татами (7 м2).

Незаметный Игараси, 4-й кю

Узнав вскоре после этого, что мальчик Игараси внесён в списки как 4-й кю, я удивился: ведь он был младше и слабее меня, а поступил с более высоким разрядом.

Больше всех этому факту позавидовал Като-сан, который, узнав о нём от Мацуды (Сигэюки)-сана и Оямы-сана, состроил недовольную гримасу: "Ого! Новичок так силён? А он действительно такой сильный?".

В день, когда Игараси-сан поступил как 4-й кю, я тоже ожидал повышения своего разряда до 4 кю; "скорее бы стать 1-м даном" - вот примерно что сидело у меня в голове.

Игараси-сан стал играть в Сёрэйкай, но его игра была слабой, и его существование было мало кому заметно. Однако образ той первой встречи засел у меня в мозгу достаточно глубоко, поэтому иногда я садился и просматривал его партии. С виду он был не так уж и силён, но формы этот миловидный носитель курумэ касури6 строил правильные! Чтобы играть такие замечательные ходы, надо было прикладывать все силы, какие только могут быть у сражающегося ребёнка, и я подумал: "возможно, этот парень усилится", ощущая однако, что пока мне этот противник не страшен.

Прямо в это время я услышал ободряющий голос начальника Танигавы, нового 4-го дана в новом хаори7: "Ты Игараси-кун? Теперь иди к Учителю Сэкинэ (Киндзиро, 13-й пожизненный мэйдзин), у него к тебе серьёзный разговор", и подумал: уж не стал ли Игараси-сан учеником мэйдзина Сэкинэ?

Воодушевлявший Като-сан

По дороге из Сёрэйкай я всегда возвращался в хорошей компании Като-сана, с которым мне было по пути. Длинные склоны Бантё шли вверх и вниз, и выпив по чашке бразильского кофе, мы обычно шагали по Кодзимати через четыре квартала, до автобусной остановки в Синбаси. Помню, как в дыхании вечернего ветра раннего лета мы с большим Като-саном вкратце обсуждали образцы партий этого дня и внезапно смеялись. С Като-саном у меня были хорошие сопернические отношения, и возможность поболтать с ним, предоставлявшаяся дважды в месяц, 4-го и 19-го числа, была для меня наилучшей радостью.

- Теперь поступил Игараси-кун, но он не особо силён, не так ли? Однако ему дали 4-й кю, да? Я бы в такой ситуации когда-нибудь непременно его обогнал. Может, выше, чем я, Каяма (Хироцу Хисао)-сан и Сэйно (Сидзуо)-кун, ты и не заберёшься, но то, что Игараси-кун, который младше тебя, находится выше тебя, действительно обидно. Да, Харада-сан? - И действительно, при этих словах я не мог сдержать возмущения.

Каждый раз, встречая меня, он вновь и вновь возвращался к этому разговору, и у меня непроизвольно пробуждался боевой дух. Похоже, что благодаря Като-сану у меня возник подлинный сёгистский пыл противостояния. Сам Като неприязни к Игараси не испытывал, но для меня это, возможно, было воодушевляющим предостережением, что я могу проиграть младшему по возрасту.

Храброе сражение в полуфинале

Когда Рэнсэйкай переименовывали в Сёрэйкай, в Рэнсэйкай был организован кю-турнир, в котором все с энтузиазмом приняли участие, и сам я вознамерился победить, воспылав стремлением снискать лавры.

Игараси-сан быстро добился первой победы; я тоже, будучи в приподнятом настроении, разгромил Хирано (Хирокити) 1-го кю, и наконец столкнулся с Игараси 4-м кю в полуфинале. Я думал, что поскольку, как известно, Игараси-сан стал гораздо сильнее, эта битва будет для него пробным камнем.

Время: 7-е февраля, 1 час пополудни; место: Кодзимати, Тайсэйкай.

Это была моя первая партия с Игараси-саном за долгий период, и оба мы нервничали перед доской.

На тот момент про Игараси-сана было известно, что он изрядно усилился, поэтому мне было интересно узнать его силу в сёги; но в уголке сердца у меня было ощущение, что победа в этой партии дастся мне очень легко.

С другой стороны, я ощущал, что силу духа Игараси-сана усиливает то, что "безусловная победа в этой партии означала для него признание". В то время Игараси-сану было непросто добиться повышения разряда: про него говорили, что он усилился, но чтобы наличие этой силы было признано надолго, ему требовалось превзойти обычный уровень.

И вот настал ключевой момент встречи за доской: впервые за долгое время я сражался против Игараси-сана, и он меня очень сильно удивил.

С того времени, как в комнате в четыре с половиной татами он, с круглым красивым лицом, приветствовал меня обеими руками, он полностью изменился. Теперь он стал моим противником, вызывавшим большую настороженность.

Уровень силы в сёги понимается лишь при нахождении по разные стороны доски, поэтому в тот момент я ощущал в голове некоторое давление. Однако, хотя самонадеянности у меня и не было, я всё ещё думал, что смогу победить Игараси-сана.

С подобными мыслями я гордо пошёл на столкновение со стратегией накабися.

Но партия8 развивалась, и я впервые с восторгом осознал силу Игараси-сана. Не правда ли, быстро развившаяся физическая сила величественностью схожа с войсками, расставленными в битве? Давление и удары при этом происходят без движения.

7 февраля 1940 года, Кодзимати Тайсэйкай полуфинал кю-турнира
Белые: Харада Ясуо 2 кю, дающий фору в стрелкуЧёрные: Игараси Тоёити 4 кю

P3d; P7f, P4d; P2f, P5d; P2e, B3c; S4h, S4b; P1f, R5b; P5f, K6b; K6h, K7b; K7h, P9d; P9f, S5c; S6h, S6d; G65h, S6b; S45g, P5e; Px, Sx; S6f, S6d; Sh7g, P7d; B7i, P4e; P3f, P5f; P2d, Px; N3g, R4b; P2e, P4f; Px, P2e; N4e, B4d; R2e, P2b; P5d, P5g+; Gx, P5b; G5f, G3b; S6e, S6b-7c; P6f, G4c; S6d, Sx; P6e, S'5e; Gx, Sx; S7g, G5f; Sx, Sx; G6h, P7e; Px, G5d; S'7f, P6d; P5e, Gx; B9g, G6e; P5e, S'5g; Gx, Sx+; P7d, G7f; B6d, G6g; K8h, R4c; P6c, Rx; S8b, P7c; Px+, Nx; P7d, G6b; P7c+, Rx; Sx+, Gx; N5c+, Bx; Bx+, G7g; Nx, N7f; K9h, S8i; K9g, S8h; K8f, S7g=; Kx, N6e; K7f, - и на 114-м ходу Игараси 4 кю победил.

Эта партия была яростным близким боем; ситуация в ней хаотизировалась, и она затянулась до ночи. Время при игре в сёги течёт стремительно. Посмотреть ход битвы пришли Мацуда-сан, Ояма-сан и ученический инспектор Хигути 4 дан, но за час до полудня они беззвучно вышли из комнаты. Время всё шло, приближались сумерки, а мы сидели за доской, поглощённые духом битвы; и сейчас я помню те надёжные и прочные формы.

Для меня этот бой шёл тяжеловато, но я думал: "похоже, Игараси-сан проигрывает...": имея более высокий разряд, чтобы сохранить достоинство, я не должен был проигрывать.

(фото) Одна из немногих юношеских фотографий Харады Ясуо 9-го дана. Тогда он только начинал обучение.

Но Игараси-сан тоже стоял насмерть: "каким бы ни был результат, победа в этом бою произведёт переворот в репутации. Если я и не добьюсь победы в чемпионате..." - ощущалось, как его дух становится всё бодрее; это была настоящая битва двух воинов на реальных мечах.

Поскольку по игровому духу Игараси-сан имел небольшое преимущество, мои напряжённые усилия были неэффективны, и к трём часам пополудни я пришёл к поражению. В этот момент я впервые с восхищением осознал силу Игараси-сана. Когда спящий львёнок просыпается, он становится царём ста зверей, пробиваясь, как бамбук, через все преграды: никто не может его остановить.

В этом сражении я с замиранием сердца видел, как мужественно он сражается, поэтому послевкусие от собственного поражения у меня было хорошим: ведь я получил важное знание. От этой партии у меня остались самые глубокие впечатления за 6 предыдущих лет жизни профессионального игрока.

Когда, вконец измотавшись, я на время отлучился, Игараси-сан любезно отодвинулся от доски, сидя на устилавших пол татами.

Меня привёл в восхищение этот вид поля старой битвы: его сила, состояние дел в партии и эта идущая от сердца любезность создали во мне хорошее впечатление и ощущение, что это достойный человек, и я подумал, что вскоре он достигнет высоких данов.

Игараси-сан победил и во всём чемпионате, разгромив сильных врагов, и наконец снискал себе почёт и уважение.

Часть 3

Харада Ясуо 9-й дан родился 1 марта 1923 года, в районе Нисиканбара (ныне - район Бунсуй города Цубамэси) префектуры Ниигата; в семье он был четвёртым из шести сыновей. Его фамильное древо восходило к известному поэту и писателю, монаху Рёкану.

Отец (директор младшей школы) хотел, чтобы Ясуо поступил в университет и служил в фирме торговцем, но Ясуо стремился стать сёгистом.

Толчком послужила поездка в 1935 году в Ниигату Сэкинэ Киндзиро, 13-го пожизненного мэйдзина. Он уже входил в преклонный возраст, но благородные манеры этого великого мэйдзина, проявляемые им в игре, производили глубокое впечатление. И Ясуо задумал стать профессиональным сёгистом с манерами, элегантными, как у мэйдзина Сэкинэ.

Однако в ту эпоху такая профессия, как сёгист, признанной в обществе ещё не была. Конечно, родители встали в яростную оппозицию, но его решимость была крепка. С того времени, и днём и ночью, в голове у него были лишь сёги. Многие школьные учителя, видя, как на уроках он анализирует записи партий, последние годы нещадно били его, а от одноклассников известно, что Харада, 9-й дан, совсем потерял память. Возможно, примерно тогда и сформировалось его упорство.

Когда в марте 1937 года, окончив последний класс младшей школы в возрасте 14 лет, Ясуо с отцом переехал в Токио, он уже был знаком с влиятельными людьми, и в Нихонбаси наносил визиты в дом Мидзороги Мицухары 7-го дана. Он надеялся стать его частным учеником, но вместо этого познакомился с учителем Като Дзиро (почётным 9-м даном). Като тогда было 27 лет, он только что получил 5-й дан, женился, и был в мире сёги того времени единственным выпускником университета (Университета коммерции Васэда).

В 1935 году, когда Харада 9-й дан был ещё в ученическом возрасте, Ассоциация сёги носила название Сёги тайсэйкай. Название Нихон сёги рэнмэй она получила лишь по окончании войны.

Поэтому в выпуске этого месяца записок о Хараде 9-м дане, в котором речь идёт о временах его ученичества, она будет упоминаться под таким названием.

Сэйно Сидзуо 8-й дан был земляком-соперником Харады. До последних лет он был также связан прочными отношениями полного взаимодоверия с Като Хиродзи 9-м даном и Игараси Тоёити 9-м даном. Играя хуже их всех, Харада воспитывал свой характер трудными занятиями, день за днём оттачивая своё мастерство с живостью и разнообразием; но центром у них был, несомненно, Игараси 9-й дан.

Соперники, предначертанные судьбой

"И у меня, и у Сэйно (Сидзуо) была сила примерно 3-4 кю.

На самом деле, эти разряды - лишь результаты исходов партий; разумеется, и Сэйно-сан, и я были уверены лишь в том, что реальная сила соперника лежит в промежутке от 2 до 6 кю.

Сэйно-сан, как и я, родился на северо-западе префектуры Ниигата; он плавал где-то выше 6 кю, и конечно же, решающие партии с ним проходили с огоньком.

Проигрывал я и всем другим, но лишь играя с Сэйно думал о победе, и обычно анализировал свои прошлые партии против него.

(фото) Сэйно Сидзуо 8 дан (земляк Харады, 9 дана, и эксперт по цумэ-сёги); Игараси Тоёити 9 дан; Като Хиродзи 9 дан (ближайшие друзья Харады 9 дана. В годы правления Харады были его верными соратниками).

Сэйно-сан был человеком того же типа, что и я! Прошедшие партии он проглатывал раньше меня, да и благоразумия у него было не меньше, чем у меня.

И поныне Сэйно-сан сражается с неизменной уверенностью, проявляя в борьбе мальчишеский боевой дух, мужественно собирая все свои силы и часто затягивая партии до глубокой ночи.

Удивительное упорство Сэйно-сана в эндшпилях потрясало меня до основания; его ураганные атаки разрушали крепости 4-х кю, побивал он и "ветеранов", имеющих 3-й кю. Мы одновременно достигли 2-го кю, набрав требуемое количество баллов; в тот день 1940-го года дул приятный осенний ветер.

Сэйно-сан, прямо перед достижением 2-го кю, столкнулся со мной в яростной битве с форой в стрелку, воспоминание о которой останется у меня, наверное, на всю жизнь.

Примерно с 2-х часов пополудни до 11 часов следующего утра длилась эта яростная битва; в нас обоих горел боевой дух и мы яростно сопротивлялись, напрягая воображение. Но, пожалуй, именно Сэйно-сан [проявил в этой битве] настоящую гениальность.

Живо припоминается, как эта игровая гениальность и эта уверенность поразили руководителей матча и сопровождавших лиц.

Кюшное трио

Сэйно-сан и я хорошо прогрессировали, непременно стремясь быть вместе, и обычно в нас держался сильный боевой дух.

Что уж тут говорить про Като Хиродзи-сана, гениального ученика Дои Ититаро (8 дана)!

"Игараси-кун, который младше меня, неизменно проявляет своё превосходство".

Но хотя Като-сан так и говорил, согласно реальности разумно указать, что он достиг того же 4-го кю, что и у Игараси-сана, и далее поднялся до 3-го кю.

Тогда я, постоянно удерживая лидерство, достиг 2-го кю, а получив 1 кю оторвался от него на два разряда. Обычно он плотно поджимал меня по силе, а когда я достиг 2 дана, его разряд сравнялся с моим, что должно было составить мне угрозу.

В Рэнсэйкай было много [учеников], но я быстро преодолел путь от 6 кю до 2 дана, заняв первую позицию; следующим за мною при этом был, как я думаю, Като Хиродзи-сан.

Когда рывок Като-сана увидел, по спискам, Игараси-сан, он испытал сильнейший упадок духа (Игараси-сану не нравилось терпеть поражения) и стал усиленно заниматься; наверное, это принесло ему пользу.

Като-сан тоже преисполнился крайней решимости, и когда ему доводилось проигрывать, он с горькой усмешкой говорил: "[мои] планы разрушены. Эх, вот жалость".

Когда Сэйно-сан и я были 2-ми кю, круг вторых кю для нас проблем не составлял, и вместе с Като-саном мы были полны уверенности, что "среди нынешних кюшников нам бояться некого".

Сэйно-сан был решителен и опытен в боях, и мы с Като-саном тоже от него этому научились, дополнительно усилившись, поэтому когда мы получали преимущество в дебюте, партии становились для нас весьма лёгкими.

Занятия до получения дана, приносящие мне пользу и по сей день, я вспоминаю с благодарностью. Они были тяжёлыми, но приятными.

Оглядываясь вновь на период перед получением дана, иногда я думаю, что примерно тогда [у меня и зародились] подлинный исследовательский пыл и стремление изучать партии.

Спящий львёнок

Сэйно, Харада, Като и Куцува, все как на подбор, были полны сил и шли на подъём, энергично повышая свои разряды и с ликованием ожидая вхождения в число данов; но что же об этом думал Игараси-сан?

Результаты [у него] были неизменно посредственными, а отнюдь не блестящими. Обычно, если игрок такого уровня получал стимулирующий 1-й или 2-й кю, говорили: "это ужасно!", но даже беспокойных усилий по навёрстыванию со стороны Игараси-сана заметно не было.

Может ли человек ничего не испытывать к процессу роста? А может, ему не судьба? При этом для меня оставалось в тени то, что его вдохновение сменилось полным отчаянием. Сейчас я думаю, что моё беспокойство [по поводу его застоя тогда] было ужасно невежливым.

Проигрыши у Игараси-сана шли сплошной чередой, хотя он и прилагал [к игре] все возможные усилия.

Примерно с того времени его стали ласково звать "Ига-тян", ведь все испытывали к нему симпатию. Он выполнял и работы по проведению турниров, кто бы его об этом ни просил, проявляя полную ответственность, и на него всегда можно было положиться.

Лишь с игрой у него не ладилось, и хотя он ежедневно прилагал усилия, положение у него не менялось: оно было подобно светлой могиле. Не в это ли примерно время Тайго-сан, говоря про Игараси-сана, заметил: "он просто великий человек"?

Простое величие. Именно такими словами и можно было без натяжек описать его настоящий характер. Всегда неизменный, он заслуживал наивысших похвал, и я чувствовал, что и в моём обучении он играет важную роль.

Однажды Игараси-сан победил, будучи в приподнятом состоянии, и из его продолжающейся стагнации на уровне 4-го кю исчез пессимизм; и тогда всё его усердие и все усилия стали прочным основанием для продвижения вверх.

Будущий мастер, наверное, он был спящим львёнком, заснувшим на кризисный период бытия четвёртым кю."


Конечно, курс на повышение уровня углубляет самоуверенность, но Игараси-сану 9 дану досаждал приклеившийся к нему ярлык 4-го кю, и беспокоящийся Харада 9 дан это состояние отлично понимал.

Далее, успешно пройдя призывные экзамены и отправившись на фронт, Харада 9-й дан за год привёл свои воспоминания в порядок; в предисловии к ним он отразил и тогдашнее своё отношение к Игараси 9 дану.

Возможно, два следующих обращения к этим временам происходили и не в тяжёлых условиях, но в каком же состоянии духа делались эти записи?

"В компании профессиональных игроков я не смог быть настоящим другом."

"Среди товарищей-профессионалов я не смог приобрести близких друзей."


В мире борьбы за исходы сражений на судьбы профессиональных игроков наложена необходимость всю жизнь быть достойными соперниками в конфликтах.

Подобно родителям и учителям, люди любого типа, сидя за доской против соперника, отдают битве все свои силы, не уступая и не обманывая.

Проигрыши увеличивают опасность положения игрока, оказывая влияние на его жизнь, поэтому играющие стараются победить изо всех сил.

Ещё более это верно в случае, когда играть выпадает с друзьями: поскольку близкие друзья неизбежно становятся противниками, обычный дух соревнования усиливается ощущениями "что, если он проиграет!", и партия в ещё большей степени становится "битвой на настоящих мечах".

Поэтому проявления дружественности завершаются, и в непрерывных обоюдных стремлениях убить идёт бдительное слежение, как будто между играющими нет никакой дружбы.

Однако я полностью от всего этого абстрагировался: в конце 1941 года, когда всё затмил указ Императора, объявляющий войну против Англии и США, Игараси-сан оказался самым близким мне другом - уважаемым, верным, любимым и близким.

Детство перешло в юность; оба мы, став солдатами, несём службу, и если нам повезёт демобилизоваться в начале жизни, опять станем прогрессировать, пока не достигнем старости, всю жизнь оставаясь близкими друзьями и стремясь сохранить эту прекрасную дружбу.

И ещё: "большинству людей дружба даёт шансы для саморазвития".

Дружба с Игараси-саном ежедневно приносила мне радость, тренировала игровую силу, формировала характер. И поныне побуждающее воодушевление Игараси-сана отлично помогает моим перспективам по характеру и игровой силе остаться рядом с великолепными игроками: ведь и для Тайсэйкай, и для мира сёги заветным желанием является освобождение от слабых.

От Игараси-сана я получал любую мыслимую поддержку, какую только можно пожелать от ответственного близкого друга.

Игараси-сан, будучи моложе меня, был и ниже меня по игровому рангу; я воспринимал его, скорее, не как близкого друга, а как любимого младшего брата, но относился к нему обычно с уважением, обучаясь его сильным сторонам.

Уехав 4 мая на призывные экзамены, я сдал их на класс А (наивысшую отметку), и наконец, то ли в конце этого года, то ли следующей весной, перееду в казармы**. Уезжая жить вдали от Токио, я как с семьёй простился с милой Тайсэйкай, но это лишь углубило мои связи с дорогими друзьями, о которых я не могу не думать, находясь в отдалении, с разбитым сердцем.

Испытывая благодарность к Игараси-сану и скучая о прошлом, я стал упорядочивать безвестно забываемое: мне приятно и желательно собрать тускнеющие воспоминания о тех временах, чтобы они не пропали зря.

По сравнению с этими словами, Игараси-сан занял в них небольшое, но важное место, и если на полях сражений я иногда его вспоминаю, это становится нежданной радостью.

Май 1943, письмо класса А,
5-й район Аояма (Акасака-ку),
Учителю Като,

Харада Ясуо.

Часть 4

Игараси Тоёити 9 дан умер. Разбитое физическое состояние, шум в ушах... и всё же это произошло слишком внезапно.

Очень жаль, что прямо во время издания этой серии поступило сообщение о его смерти, ведь лёжа прикованным болезнью к кровати, своё появление в статье он воспринял с большой радостью, как подарок. Появление в ней траурного сообщения стало неожиданностью, но даже его можно назвать подтверждением крепкой дружбы двух этих людей.

Ученические годы и молодость Харады Ясуо, 9-го дана, пришлись на военную пору.

В 1937 году, в возрасте 14 лет, он стал учеником Като Дзиро, почётного 9-го (тогда 5-го) дана, начав учёбу в Рэнсэйкай (Сёрэйкай). В апреле 1944 года он был зачислен в строй, а прямо перед этим получил 4 дан. Поэтому игровая жизнь Харады как профессионала началась лишь после окончания войны.

В июле года его поступления в ученики разразился известный инцидент на мосту Лугоу9. Он стал спусковым крючком войны между Японией и Китаем. Эта война превратилась в долгую, многолетнюю трясину. Поскольку она требовала бойцов, силами людей, признанных в культуре и искусстве, было создано "Общество Поддержки Императорской Армии", которое стало воодушевлять солдат миром фильмов, миром театра, певцами и т.д.

С другой стороны, в мире игр Сёги тайсэйкай и Нихон киин (Японская ассоциация го) объединёнными силами создали "Патриотический союз игроков", сформировавший группу поддержки. Главные партии по сёги и го стали центрами проведения акций поддержки.

В самом начале, с февраля 1939 года, в течение полутора месяцев Сочувствующие Флоту реки Янцзы во главе Цукадой Масао 7 даном - Като Дзиро 5 дан и ещё 5 человек - оказывали поддержку госпиталям и всем военным силам Шанхая и т.д.

Второй случай: с мая 1941 года около полутора месяцев действовало общество поддержки Манчжурии и Оорэна: мэйдзин Кимура Ёсио, Като Дзиро 6 дан, Ямакава Цугихико 2 дан и Игараси 3 кю.

Харада тоже, будучи 3 даном, трижды участвовал в акциях поддержки. В год перед его поступлением в армию они происходили с большим размахом, с июля по ноябрь 1943 года. Первым по списку с ним был мэйдзин Кимура, затем Мацусита Цутому 6 дан и Ямамото Такэо 4 дан; в списке присутствовали Манчжурия, Оорэн, Пекин, Нанкин, Шанхай и т.д. В феврале этого года они оказывали поддержку Манчжоу-го сёги тайсэйкай (Манчжурской ассоциации сёги) в городе Синкё (так назывался город Митикуни, столица Манчжоу-го).

В это время Харада с Игараси 3 кю и старшим мэйдзином Кимурой совершали поездки помощи и вели записи, которые мы далее приводим. Итак, представляем их вашему рассмотрению.

Впечатления содействующих Императорской Армии в Манчжурии

Хорошо ли, если бы во время войны низшие профессионалы из Тайсэйкай лишь играли в сёги?

В этом мире, находясь посреди войны, заниматься лишь своими жизнями - это предательство. И профессиональные игроки тоже полностью посвятили себя служению стране.

Счастье, что при содействии Общества Промышленной Информации растёт поддержка воюющих промышленностью всей страны. Развивающимся промышленным войскам и бравым бойцам в белом необходима поддержка.

Распространённость классических японских сёги! Ум Канэко Кингоро 8-го дана, интенсивно цветущего пылкими речами, был настоящим примером для всех объединившихся в сотрудничестве игроков-патриотов. Рэнсэйкай тоже, выбрав координаторов, персонал и т.д., внесла вклад, проведя реформу своей внутренней организации.

27 апреля 1941 года. На этот раз c миссией поддержки в Манчжурию отправились мэйдзин Кимура, Като 6 дан, Ямакава 2 дан и Игараси 3 кю; раньше всех этот день выехали Ямакава-сан и Игараси-сан, отправившись из Токио на поезде, едущем на границу.

Их провожало множество игроков из Тайсэйкай. Одним из них был и я, провожавший на платформе токийского вокзала Ямакаву-сана и Игараси-сана: с крепкими рукопожатиями, словами "счастливого пути!" и чистосердечными пожеланиями отъезжающим доброго здоровья.

Ямакава-сан и Игараси-сан стояли в группе провожающих, улыбаясь и салютуя. Время от времени я вспоминаю этих двух поднимавших тогда настроение людей.

Зазвучал по нарастающей звонок отправления, и когда медленно тронулся поезд, в уголках глаз почему-то стало горячо.

Ямакава-сан, Игараси-сан, прошу вас, будьте осторожны. Казалось бы, чего тосковать по друзьям, уезжающим лишь на месяц, но было грустно.

Через 2-3 дня мэйдзин и Учитель Като, оказывавшие самое сильное воодушевление из всех профессионалов, улетели из [окутанного] зелёным дымом аэропорта Ханэда в Синкё. Это одномесячное путешествие наверняка врезалось им в память, принеся большой урожай. Может, действительно, именно это им и было нужно? Наверное, они повидали состояния разума всех видов. Учитель Като сказал, что это путешествие многому его научило, вызвав большое потрясение и глубокие эмоции.

Учитель жил в спокойном мире и имел большую известность; может, поступая так, он воспитывал в себе железную волю, выносливость и силу духа? После возвращения Учителя, при взгляде на его игру возникало ощущение решительности его действий.

Изначально игра Учителя имела характерную силу в защите; не делая медленных выдвижений, он создавал прочность - вот таким был его игровой стиль. А после путешествия поддержки его сила духа закалилась, и стиль изменился: вместо защиты он стал атаковать, пробивая любую крепость. Разумеется, избавившись от беспомощного состояния сознания, имевший тогда 6-й дан Учитель стал непрерывно и правильно побеждать. Серия его побед продолжалась до конца декабря, и когда под конец он легко победил доблестного Иидзуку Канъитиро 6-го дана, ему осталось лишь несколько партий, чтобы легко повысить свой разряд. По реальной силе, характеру и общественной поддержке он, вместе с мэйдзином Кимурой и Ватанабэ Тоити 8-м даном, наверное, вошёл в тройку лидеров мира сёги.

Ямакава-сан, искренний и бравый боец, часто выдавал хорошие результаты и повысился, получив 3 дан. Манера игры у него обычно была, как в бою на настоящих мечах: каждый раз он прилагал все силы, чтобы провести образцовый бой, и в этом отношении он был, пожалуй, лучшим в Рэнсэйкай.

Игараси-сан, после возвращения домой, впал во временную депрессию, но если его скрытый гений временно и затуманился, то в конце концов он всё же остался жив.10

Спящий львёнок, полностью изменив своё лицо, всё больше проявлял свой небесный гений, и вместе с ним всё сильнее становилось его упорство.

Верю, что Учителю Като, Ямакаве-сану и Игараси-сану глубокие впечатления от этого путешествия поддержки по Северной Манчжурии закалили ум и тело, отточив их игровой гений.

Часть 5

В предыдущем номере был представлен эпизод о путешествии поддержки, а теперь течение подводит нас к личному военному опыту Харады Ясуо 9 дана.

В июле 1937 года разразилась Японско-Китайская война, и в итоге Япония вступила во Вторую Мировую войну. Из мира сёги первым на войну в этом году отправился Ёсида Муцухико 1 дан; за ним последовали и другие сёгисты и ученики Сёрэйкай, достигшие 19-летнего возраста.

Этими сёгистами были11: Арамаки Мицуюки, Игараси Тоёити, Итая Сиро:, Оояма Ясухару, Какута Мицуо, Кадзи Итиро:, Като: Хиродзи, Канэтака Сэйкити, Киути Ёсио, Китадатэ Сюя, Киё:су Юкио, Сасэ Юдзи, Симодайра Юкио, Сэйно Сидзуо, Сэкигути Синго, Цукада Масао, Накамура Кумадзи, Ногути Тадао, Харада Ясуо, Хироцу Хисао, Хосида Кэйдзо:, Масуда Ко:дзо:, Мацусита Цутому, Мацуда Сигэюки, Мацуда Тацуо, Марута Ю:дзо:, Минамигути Сигэкадзу, Ямакава Цугихико, Ямамото Такэо и Ёсида Муцухико (в то время даны и титулы к именам не добавляли). Среди мобилизованных (а невоеннообязанные были направлены на работу на военные склады, фабрики и т.д.) были и лица, вышедшие из призывного возраста, а Масуда и Киёсу призывались по 2-3 раза.

Некоторые были отправлены на острова в район Новой Гвинеи, в места яростных битв, а Сэкигути Синго 6 дан и Ногути Тадао 4 дан в 1945 году погибли в боях.

После окончания войны шло восстановление, и многие не вернулись в мир сёги, сменив род деятельности. Записей о них не осталось; выжили ли они, и как обстоят их дела, неясно.

Весной 1944 года Харада, зачисленный в отряд города Сибата (его родины, под Ниигатой), был отправлен в Наньси (Южный Китай). Корабль высадил их рядом с Цзюлуном (Гонконг).

По-правде, записей Харады времён войны почти не осталось. Да и своей жене Эйко он рассказывал не слишком много.

Когда Харада был Главой NSR12, он написал эссе о военном времени, которое начинается на следующей странице. Офицеры любили давать ему поручения, и о службе у него остались тёплые воспоминания.

По каким правилам движется фронт, что такое военный опыт, и т.д. - он в деталях не знал; но, по словам жены, на фронте в Тюси (Центральном Китае), во время ночных дозоров, он осознал, что такое срок жизни. "Когда все спят, во тьме, взгляд напряжён в беспокойной концентрации, а опасность создаёт большую ответственность. Непонятно, когда и откуда атакует враг. Не только какие-то солдаты из отряда, но и близкие мне люди могут уйти в землю, проколотые штыком со спины. Стоял холод, и мне было очень страшно", - говорил он (по словам жены).

Вскоре Япония стала терпеть предначертанное судьбой поражение, отряд Харады был атакован противником, отступление стало неизбежным. Харада был истощён на пути бегства и сел на обочину. Друзья взяли у него ранец и винтовку, чтобы помочь, но судьба вряд ли допускала благоприятность этого бегства.

Претерпевая опасности, отряд Харады потерял столь много убитыми, что даже их число неизвестно. Лишь когда ему исполнилось 70 лет, он впервые с удивлением услыхал об одном из своих боевых друзей.

Когда под конец войны он попал в штаб сопровождающего командования, там слушали обнародованное сообщение Императора. Лишившись оружия и под контролем Армии Китая возвращаясь домой, Харада в компании стал учить сёги, ожидая прибытия демобилизационного корабля. Примерно через 10 месяцев он взошёл на борт корабля, проходившего близ острова Хайнань и направлявшегося в Урагу. "Это было маленькое судно типа баржи, битком набитое возвращающимися. Плыло оно, наверное, неделю, но свободного места на борту не было вообще."

Одежда у них была лишь та, что на себе; возможности помыться не было вовсе. Положение со здоровьем и гигиеной было наихудшим.

"Чтобы все сражавшиеся на фронте солдаты не слишком много болтали, даже капитан судна репатриации, не открывая рта, сносил все эти трудности без исключения."

Когда после смерти Харады Ясуо 9 дана прошло около двух лет, его жена поделилась на телевидении некоторыми воспоминаниями.

- На корабле из Ураги вспыхнул тиф. Посмотрите фильм о тех днях про рейс с умершими в Йокосукe, рекомендованный в новостях. Боевой друг капитана, с которым связались, был удивлён: "а разве капитан судна из того фильма всё-таки доплыл?", хотя кроме их корабля больные тифом обнаружились и на предыдущем судне. Из-за этого поднялся шум, их корабль встал на рейде Ураги, и ещё около 2 месяцев их не пускали на берег.

Видя перед глазами огни Ураги и не зная, когда можно будет сойти на берег, они терзались ожиданием на море; можете ли Вы подобное себе представить?

- У современных людей столь больших страданий, наверное, не бывает. Муж вернулся на родину с такими мыслями, что его любимой фразой было: "жизнь оказалась двухкратной"; после войны он жил очень бодро.

Так уж вышло, что молодость Харады пришлась на длинную военную эпоху, и с нею закончилась. После войны для него началась новая жизнь - жизнь профессионального сёгиста.

Счастливый солдат (эссе Харады Ясуо)

Многие фильмы и спектакли подчёркивают, что у войны жестокое лицо. Офицеры там заносчиво бьют и пинают хороших солдат, чинят им всяческое зло. Увидев подобное в спектакле, все, должно быть, удивляются и негодуют. Людям, попадающим в такие отряды, можно лишь посочувствовать. Однако ужасы в армии состоят не в этом.

В части и роте, в которые я попал, были одновременно и жёсткость, и тёплая атмосфера. Неприятных и плохих впечатлений у меня от них не осталось; остались лишь ценные и тёплые воспоминания.

В 1943 году, сдав экзамены по классу А, я должен был быть зачислен в отряд города Сибата. Однако из военной части Дзюцубэй от мэйдзина Кимуры поступил приказ отправиться в поездку поддержки. Мэйдзин был штабным офицером, и я, по офицерскому приказу, на 3 месяца поехал по частям и госпиталям в Северном и Центральном Китае.

Когда уже было ощущение, что война оканчивается, весной 1944 года я был зачислен в отряд города Сибата. Действие поддержки истощилось, и ничего уже было не поделать. Сразу после зачисления в отряд я прямо там же получил утешительное звание офицера; став солдатом третьего ранга без звёзд, я горько усмехнулся. Было ли это назначение официально утверждено? Молодой кодзё сообщил мне его с глазу на глаз.

"Чем Вы занимались?" "Я был профессиональным сёгистом." "Ах вот как, наездником?13 Отправитесь в кавалерийский полк!" "Нет, это ошибка..."

Я был совершенно сконфужен. Разумеется, я знал как ходит конь, и о силе лошади (дракона), но это же были фигурки сёги! Живых лошадей я ежедневно видел в деревне, когда был ребёнком, но в Токио я учился на профессионального сёгиста, занимаясь учёбой, и поэтому давно их не видел. Как ездить на лошади и как с ней обращаться, я не знал. Зачислять в кавалерийский полк меня было нельзя.

"Профессиональный игрок, изучающий сёги - это редкость. У нас в роте такой впервые", хотя можно сказать, что там были и фухё (пехотинцы), и даже аналитическое планирование.

В Сибате, на реке Кадзигава, отличный вид на сакуры. К этому берегу мы часто устраивали пробежки. На самом деле, долгий бег я переношу очень болезненно. Ведь при этом работает не только голова, надо перемещать всё тело. Парень из деревни не был в этом силён. Держать фигурки в руке - не то же самое, что бегать с винтовкой и в тяжёлой армейской обуви.

Обычно командующий взводом сержант ждал самого последнего. Ни побоев, ни пинков не было. Знаменит он был своим выдающимся подбородком.

- Вам, наверное, ужасно. Накидка на хакама вся сбилась. Но это тоже для Родины! - я хорошо понимал этого сержанта.

В дни, свободные от муштровки, я совершенствовался в учёбе. Я хорошо запоминал солдатские боевые учебники и внутриармейские приказы. Сейчас я их совершенно забыл, но поскольку к боевым инструкциям и тому подобным документам стратегически применимо боевое искусство сёги, они хорошо удерживались в памяти.

И ещё одно: из-за зычного голоса на мне лежала обязанность объявлять приказы. Из солдата III ранга я быстро вырос до солдата II ранга и, далее, до солдата I ранга.

Командир роты любил играть в сёги, и в один дождливый день он представил меня к званию сержанта. "Харада 4 дан, командир роты - вот как Вас надо звать" - стали раздаваться завистливые голоса солдат из моей компании. Военнообязанный рядовой подобен слуге, а быть офицером - это счастье: повысившись в звании, я стал получать пирожные и прочие вкусности.

Из Сибаты мы были отправлены в Наньси (Южный Китай), и с офицерами, проехав Усун, прибыли в Байвасу, в округе Ванчи. Годом ранее я выезжал с поездкой поддержки в Шанхай. Во время этого плавания в обществе японцев на корабле были начальник отряда и офицеры, с которыми я играл в сёги.

Среди них был Ито Синобу, командир роты, от которого мне часто приходили открытки и письма. "Вы были пешкой, а стали токином, чтобы отважно сражаться!" - таково было их содержание.

И в солдатской компании, и в обществе офицеров мало кто получал письма от командира. До зачисления в отряд любитель сёги Ито-сан приглашал меня в свой дом в Уцуномии, и там мы сыграли несколько партий, поэтому он и проявлял ко мне такое участие. Письма его шли в обороняемые земли в Наньси личным первым классом, ведь он исполнял обязанности командующего батальоном. А думали, будто это [письма] от девушки.

Поскольку бригада у нас была смешанная, в ней были и солдаты 2-го ранга, служившие на 5-10 лет дольше меня. Были и люди с жёнами и детьми, для которых проводились учения.

Все высшие офицеры были хорошими и добрыми людьми, и мне было легко с ними общаться. Таких ужасных сцен, которые показывают в фильмах и спектаклях, у нас совсем не было.

После окончания войны я около 10 месяцев дожидался демобилизационного корабля, гуляя по сельским храмам Наньси. Питался я, в основном, сладким картофелем, и жизнь у меня состояла из еды и сна. Вернувшиеся солдаты рассказывали много хвастливых историй о внутренних землях [Китая]. Но отсутствие хобби и искусств для человека - это яд для его духа.

Уча людей, незнакомых с сёги, как называть фигурки, я исследовал собственную человеческую сущность. Мне не нужны были ни доска, ни фигурки. В своей голове я строил доску для сёги и вспоминал на ней известные партии из прошлого. Видимо, сёги помогли мне быть счастливым солдатом.

(из журнала "Шумный друг", 1965 г.)

Часть 6

В предыдущем номере говорилось о личном военном опыте Харады 9 дана. После выхода этого номера миссис Эйко поведала о дополнительном эпизоде, который мы здесь и изложим.

- Когда Харада отправился на фронт, в качестве амулета он взял с собой набор сёги. И вплоть до возвращения в Японию всегда носил его с собой. Хотя ко времени демобилизации эти фигурки испачкались фронтовой грязью, и при возвращении с фронта он заметил, что одной пешки стало не хватать. "Наверное, она была принесена в жертву земле Южного Китая", - сказал Харада, не растерявшись. Хараде были очень важны оставшиеся [фигурки], поэтому я положила их к нему в гроб.

Далее, согласно названию данной колонки, [должен идти] обзор записей Харады 9 дана о временах его учёбы, сделанных в тот период и открывающих ценные данные об атмосфере мира сёги того времени, в виде серии историй.

Вот только ключевых записей, посвящённых этим эпизодам, нет. О последующем никаких особых дневников, записок, эссе и т.д. не осталось.

Лишь накопив данные, [можно] в деталях реконструировать, какими были после войны мир сёги, сёгисты и т.д., как шла та жизнь; поэтому хотелось бы такую предварительную подготовку произвести. Конечная цель [у нас] другая, но начали мы с воспоминаний миссис Эйко, а далее представим и всё остальное.

Знаки поражения Японии в изобилии появлялись с весны 1945 года до конца войны; налёты американских бомбардировщиков шли один за другим.

В результате яростных налётов в марте сгорел западный центр Сёги Тайсэйкай в городе Осака, а в мае - токийский центр в районе Коисикава. Профессиональные сёгисты потеряли свой замок, и играть стало негде.

Через 3 месяца после конца войны, в ноябре, Сёги Тайсэйкай провела первую черновую встречу в гостиной комнате дома Ватанабэ Тоити, назначенного её штабом. На ней сёгисты начали обсуждать, как восстановить мир сёги. На этом же специальном собрании впервые возникла идея о создании Дзюнъисэн (профессиональных лиговых игр).

В марте 1946 года, в возрасте 78 лет, умер 13-й пожизненный мэйдзин Сэкинэ Киндзиро, упразднивший систему наследования титула мэйдзин. А в ноябре Сёги тайсэйкай была переименована в Нихон сёги рэнмэй ("Японскую ассоциацию сёги"). На пост её директора был назначен мэйдзин Кимура Ёсио.

В январе следующего 1947 года газета Ёмиури впервые после войны возобновила ведение сёгистской колонки. В апреле штаб Ассоциации сёги переехал из дома Ватанабэ в бейсбольный стадион Коракуэн. Одна из комнат на 2-м этаже этого стадиона стала играть роль офиса.

С мая по нарастающей стали играться партии 1-го сезона Дзюнъисэн; по договорённостям началось организационное сотрудничество с газетой Майнити и фармацевтической компанией Нихон хаппу якукогё.

В 1-м сезоне начали играть 14 восьмых данов, 5 седьмых данов, 10 шестых данов, 13 пятых данов и 16 четвёртых данов. Харада выступил в классе C, будучи 4-м даном.

В июле, в возрасте 77 лет, умер Саката Санкити, осё ("Император сёги"). Со смертью обоих лидеров, Сэкинэ и Сакаты, в мире сёги наступила новая эпоха.

Как выглядело тогда проведение партий? Разумеется, стадион Коракуэн был для них местом неподходящим. Если бы не внешняя поддержка, места для проведения партий не было бы.

Детальных записей не осталось, но в Токио [местом проведения партий] были общежитие Нихон Хаппу Якукогё и дом Мацууры Сабуро (район Итабаси, квартал Хонантё), а в Осаке - фамильный дом Накамуры Таро (северный район, квартал Нэриманака); шли партии и в других бедных местах. Иногда это могло быть что-либо типа пансиона (сдающего комнаты) или храма Адзабу.

При этом, в 1948 году Харада женился на дочери военного, миссис Эйко.

Начав семейную жизнь, Харада обосновался в Нисиогикубо, в районе Сугинами-ку, и сразу взял ученика. Об этих временах подробно повествует рассказ миссис Эйко.

- В Нисиогикубо жил старший [друг] отца. Его здание стоит до сих пор - большой дом, площадью около 200 цубо (660 м2). Хозяин был в эвакуации, и пока он не вернулся, мы как бы присматривали за домом, живя в нём семейной парой. Харада сразу взял в ученики Сато Сёхэя. К тому моменту мы были женаты примерно 4 месяца.

Осенью 1947 года в Кансай (регион Осаки) была возобновлена [деятельность] Сёрэйкай, но в Токио её главный филиал не был открыт даже к 1949-му году.

- Беря ученика, он совсем не беспокоился о том, что Сёрэйкай ещё не открыта. Харада спросил старшего, мэйдзина Кимуру: "Что Ассоциация должна сделать для Сёрэйкай?", и стал слушать. А тот ответил: "Сейчас места нет; ситуация такова, что места хватает лишь для еды, и нет забот, так как мы ничего не можем поделать". Но "Если у Харады-куна появится хороший план, то я полностью ему доверяю и прошу [приступить] к исполнению." В итоге, примерно за полтора года мы приспособили комнату с татами в нашем же доме, открыв в ней Сёрэйкай.

В восстановленную Сёрэйкай в первый учебный сезон пришли Миясака Юкио (нынче 9 дан), Асанума Хадзимэ (нынче 7 дан), Симидзу Такаясу (впоследствии ставший главным редактором журнала "Мир сёги", покойный), Нагай Хидэаки (впоследствии глава фирмы "Киндай сёги"), Сэридзава Хиробуми (покойный 9 дан).

В то время бушевал чёрный рынок. С едой было сложно, основные продукты питания распределялись.

- Распределялись не только рис, но и картошка, сладкий картофель, и даже пшеничные отруби, давленая соя и другие заменители риса. Питаться и жить было очень сложно. Решив запустить Сёрэйкай, Харада с благодарностью сказал: "эх, хорошо было жить в Этиго; благословенные родные места".

Когда Харада играл с сёгистами-ветеранами, они с серьёзным лицом просили: "Харада-кун, пусть победа в этой игре стоит горсть риса". Разумеется, он не играл на ставки, но это показывает, сколь тяжела была послевоенная эпоха.

В июле 1949 года фирма "Ассоциация сёги", уже [ставшая] корпорацией "Японская ассоциация сёги", переехала в Накано, отделившись от Коракуэн. От улицы Сёва шла аллея, на которой стояло двухэтажное здание в японском стиле, бывший додзё (тренировочный зал) чемпиона сумо Тэрукуни Мандзо.

(фото) Ассоциация сёги в эпоху Накано
(фото) Старый зал сёги в Сэндагая

- В эпоху, когда директором был Учитель Ватанабэ Тоити, ему было очень трудно добиться результата, но наконец мы всё же вступили во владение отдельным зданием в Накано. Я смотрела дневник Учителя того времени: поскольку впервые игры стали вестись в собственном замке, он испытывал огромную радость.

Наконец-то после войны у профессиональных сёгистов появилась своя крепость, и все они радовались. Однако мир сёги рос, и начал ощущаться дискомфорт: "комнаты тесные, залов для игры не хватает, офис тесен". Пока возможности быстро переехать в ещё более хорошую обстановку не было, начались поиски новой площади. Меж тем с момента переезда в Накано прошло более 10 лет.

- Обязанности Главы NSR тогда исполнял учитель Харады, Като Дзиро-сэнсэй. Учитель искал земельный участок, неистово полагаясь на личные связи. В результате этих забот был получен во владение участок земли в Сэндагая. Затем Харада, ставший главой Комитета по строительству, пешком обошёл все предприятия в округе, прося их сделать одновременный совместный вклад деньгами, чтобы можно было построить двухэтажное здание зала для игры в сёги.

Новое здание зала для игры в сёги было достроено в июне 1961 года. Тогда на пост Главы NSR, после Като Дзиро, был назначен Харада. С молодым 38-летним Президентом мир сёги сделал новый шаг вперёд.

Нынешний зал сёги был перестроен в 1973 году, в здание из железобетона. Финансирование этой постройки, согласно надписи, произвёл Президент Оояма, ставший тогда в центре. Об этой заслуге говорят и в наши дни, но о том, что прежде краеугольный камень был заложен благодаря историческим усилиям Ватанабэ и Като, к сожалению, почти ничего не сказано.

Часть 7

С завершения войны прошло около 10 месяцев, и наконец, в июне 1946 года, Харада Ясуо ступил на родную землю. Ему исполнилось 23 года.

В день демобилизации всю ночь он провёл в семье Учителя Като Дзиро. В Сёги Тайсэйкай было объявлено, что "Харада 4 дан пропал без вести", поэтому возвращению живым любимого ученика Като был рад до глубины души.

От крайне плохого питания Харада ослаб. Жена Като приготовила пюре из чищеных слив с солью, и он поел.

На следующий день в сопровождении Като он отправился с приветствием в Камимэгуро, к Ватанабэ Тоити 8-му дану и семье Кон Ясудзиро. Поскольку штаб-квартира Тайсэйкай была сожжена при авианалёте, гостиная дома Ватанабэ стала временным офисом. С середины прошлого месяца [там] стартовал 1-й сезон Дзюнъисэн.

Увидев живого и невредимого Хараду, Ватанабэ и Кон очень обрадовались. Полные энергий, нацеленных на восстановление Тайсэйкай, они сразу привлекли Хараду к игре, но сперва убедили его вернуться в деревню подкормиться и набрать физических сил, чтобы хорошо играть в Дзюнъисэн, так что сначала он вернулся домой в Ниигату, повидать родителей.

Вернувшись живым, я увидел слёзы счастья на лице матушки, которые мне не забыть. Она была очень хорошей матерью. Счастье, что я родился в деревенской местности Этиго: там моё здоровье сразу восстановилось. Живя в Токио, я ел суйтон и сладкий картофель, а в деревне не было ежедневных беспокойств о еде: сущий рай (1983, "Жизнь Токина"), - вспоминал он.

Надышавшись воздухом местности, в которой он родился и вырос, и вернув себе силы, Харада переехал жить в город Камакура префектуры Канагава. Там он снял 2-й этаж в доме семьи друга, превратив его в место для игры.

Неизменной чертой моих родителей была ласковая неторопливость. К тому же, я был четвёртым сыном. То, что я уехал в столицу, чтобы понемногу участвовать в восстановлении мира сёги, непростительно. [Но,] положившись на понимание фанатов, я вновь уехал. Море и горы в Камакуре близко, и там много живописных исторических мест; это тихий район, весьма подходящий для мыслительной работы. ("Жизнь Токина")

Восстановление мира сёги символизировало праздничное открытие 1-го сезона Дзюнъисэн: лига А (8-е даны) - 14 человек, лига B (7 и 6 даны) - 15 человек, лига C - 29 человек: в сумме участвовало 58 человек, и в феврале следующего 1947 года мирно завершились 394 партии.

Для Харады этот первый сезон закончился с результатом 9 побед и 5 поражений. Нового разряда он не получил, но как профессиональный игрок сделал свой первый шаг вперёд.

Победителем в лиге A и претендентом на титул мэйдзин тогда стал Цукада Масао 8 дан (10 побед, 3 поражения). В титульном матче "мэйдзин" до семи результативных исходов Цукада разгромил мэйдзина Кимуру со счётом 4:2, и стал новым мэйдзином.

В наступившем 1947 году во 2-м сезоне Дзюнъисэн приняли участие: в лиге A - 8 человек, в лиге B - 17 человек, и в лиге C - 34 человека. Потерявший корону экс-мэйдзин Кимура участвовал в лиге A.

В этом году вступила в действие новая система ранжирования14, и ей сопутствовали особые повышения разрядов: 30 человек получили повышение. Харада тоже был вознаграждён: перепрыгнув через 5-й дан, он сразу получил 6-й дан. Сейчас в подобное не верится, но мир сёги тоже прошёл через период хаоса, и организация его происходила в сложных условиях.

С апреля 1947 года офис Сёги Тайсэйкай переехал на 2-й этаж стадиона Коракуэн в Суйдобаси. Как уже было рассказано в предыдущем выпуске, партии проводились в различных арендуемых помещениях.

2-й сезон Дзюнъисэн закончился в марте 1948 года. Харада в нём финишировал вторым, с результатом 9 побед и 3 поражения. В результате, он повысился в лигу B и получил 7 дан. Ему было 25 лет.

Наступивший год стал для Харады поворотным. Он женился на Эйко.

У новобрачных был общий друг - кацубэн15 Нисимура Ракутэн.

Нисимура был любителем сёги, и Харада взял его в ученики ещё в то время, когда сам учился у Като Дзиро; таким образом, для Харады[, как и для Като,] экскурс в учительство был тоже в новинку.

(О появлении Нисимуры Ракутэна): в эпоху немого кино он был главным суфлёром целого поколения, а во время войны в армии, по совету участников групп помощи фронту, одновременно делались [ленты] для фронта, рассказывающие о внутренних землях, и ленты для внутренних земель, рассказывающие о положении на фронте: такие работы [поощрялись]. По этой линии тогда он стал начальником информации шанхайских и пограничных войск, и впоследствии познакомился с отцом жены, который служил командующим на Яве. ("Полировка фигурок")

- Отец был профессиональным солдатом, и в сёги совсем не играл, но Ракутэн-сан часто навещал наш дом, и отец, чтобы было чем воодушевиться на фронте, сердечно приветствовал его рассказы. Поэтому с нашей семьёй у него были близкие отношения. (миссис Эйко)

Нисимура взял на себя роль свата, и в начале 1948 года дело было быстро сделано. Отец Эйко встретился с Нисимурой, и в беседе с ним, между прочим, Нисимура сказал: "кстати, у тебя же три дочери", и добавил: "а вот у Учителя Като как раз есть хороший молодой ученик", рекомендуя его.

О какой именно из трёх дочерей идёт речь, он в том разговоре не уточнил, поэтому сначала кандидаткой была старшая сестра. Однако старшая сестра сказала: "Профессиональный сёгист? Я в этом ничего не смыслю, это не по мне!", - и отказалась. Впоследствии она вышла замуж за выпускника Токийского университета, чиновника в Министерстве торговли и промышленности.

Поэтому далее разговор пошёл про Эйко. Я сказала: "Хотя я сёги и не знаю, это, наверное, интересно". А Ракутэн-сан заключил: "Тогда встреться с ним, пожалуйста. Я приведу этого юношу." (миссис Эйко)

Таким образом, решение о помолвке было принято, но...

- Было решено, что мы встретимся в Югаваре, в отеле "Аманоя", но на самом деле, когда мы приехали на место помолвки, там было 4 человека: дед, отец, мать и двоюродная бабушка. Я и не знала, что они были приглашены на помолвку дочери. (миссис Эйко)

В то время профессия игрока в сёги ещё не была признана в обществе, поэтому родители Эйко, испытывая беспокойство о том, на что будет жить профессиональный сёгист, как только встретились с ним, захотели послушать, что он скажет, и понять это.

Потом Харада, неизвестно - всерьёз или нет, сказал: "Невежливо [всей] семьёй приходить смотреть, что за человек".

Увидев Хараду, отец Эйко заявил: "А как у профессионального сёгиста будет с рисом для еды?"

Прямо отвечая на вопрос, Харада отчеканил: "Поскольку мы не мыши, правильно сварить его на огне сумеем; а как сварим - так и съедим".

- Услышав такой ответ, дед и отец очень обрадовались. Прямота [Харады] произвела [на них] подлинно освежающее, благоприятное впечатление. Ракутэн-сан тоже, проходя у Харады жёсткое обучение и будучи знаком с этой семьёй, излучал уверенность. (миссис Эйко)

Разговор ещё не был окончен. После этой помолвки Нисимура Ракутэн, чтобы познакомить отца Эйко с родителями Харады, ездил с ним в Ниигату. А Эйко в это время оставалась снаружи.

- Я [тогда] ещё совсем не знала, как себя вести на людях, поэтому в дом Харады они зашли вдвоём. (миссис Эйко)

Так и вышло, что решение о помолвке было принято без участия чувств Эйко. [В доме] выпили сакэ, и разговор завершился тем, что они стали близкими друзьями.

Харада разговоров о женитьбе с этим другом тоже не вёл, но нет сомнений, что Нисимуре Ракутэну он сильно доверял. Так что он доверил ему всё ведение этого дела.

- Поскольку у Харады не было предпочтений в любви, критерием при выборе жены было лишь то, хорошо ли она будет хранить семью. Особой красоты у меня не было, но он мне никогда этого не говорил, хотя думаю, мы понимали это одинаково. (миссис Эйко)

Свадьба состоялась вскоре, в Мемориальном холле Мэйдзи. Поскольку сакэ ещё не распределялось, Харада обегал кучу мест, чтобы достать двухлитровую бутылку. Пришёл на церемонию и мэйдзин Кимура.

Мы переехали в новый дом, в квартал Даймати (Камакура). Ей (жене) был 21 год, мне 25. Счастье или нет, но дважды в месяц я убегал на турниры; жизнь для меня в молодости заключалась лишь в победах, но, как говорится, до игры руки не доходили. До этого, в течение трёх лет военной жизни, таких возможностей у меня вообще практически не было, а когда я женился, обстоятельства [сложились благоприятные]. ("Полировка фигурок")

Когда Эйко покидала родительский дом, отец вручил ей длинный свиток. "Иногда возвращайся в семью, из которой вышла. Если же места, куда возвращаться, не будет, вспоминай о нём. Что бы ни случилось, в первую очередь думай о семье Харады, проявляй дочернее уважение к родителям мужа. Чтобы дела ладились, всё своё внимание уделяй семье, ибо семейный очаг - это женщина, которая все силы направлет на его сохранность. Ни в коем случае не перекладывай обязанности на мужа", - было написано в нём. В отличие от жизни старшей сестры, на дочь, выходящую замуж за игрока, возлагались надежды.

После свадьбы он начал играть в 3-м сезоне Дзюнъисэн, 1948 года, который закончился в марте 1949 года. Харада, с результатом 4 победы и 3 поражения, покинул лигу B, в которой провёл лишь 1 год, и сразу перешёл в лигу A, получив 8-й дан. В то время ему было 26 лет.

Жизнь в этом мире приносила мне крайнюю радость, и известия, когда в 15 лет я получил 5 кю, в 18 - первый дан, в 20 - 4-й дан и, наконец, в 26 8-й дан, были четырьмя мелодиями, вызвавшими во мне отклик. ("Полировка фигурок")

Эта жизнь тоже была сбалансирована, и [когда] для достижения её полноты Харада поставил себе цель "к 30 годам стать мэйдзином", это вызвало ощущение новых боевых действий.

Часть 8

На следующий (1949-й) год после женитьбы Харада достиг желанной лиги класса А, получив 8-й дан. Повысившихся одновременно с ним Такасиму Кадзукиё и Игараси Тоёити называли "новые 8-е даны", возлагая [на них] надежды. Ещё через год Харада временно понизился в классе, но через сезон вернулся обратно, утвердив свой статус игрока высшего уровня.

Впоследствии Харада перешёл в партию смещённой ладьи, но в то время он был ещё в партии статичной ладьи. Мягкость его характера резко контрастировала с присущим его игре стилем атаки, без боязни "потерять в атаке своего короля".

В июле 1949 года штаб Ассоциации сёги переезжал из стадиона Коракуэн в отдельное здание в Накано, и когда 29 июля было получено разрешение на переезд, Ассоциация превратилась в корпорацию "Японская ассоциация сёги". Смысл этого был в том, что мир сёги получил общественное признание, а другой стороной стало продолжение серии титульных матчей и появление новых титулов. Далее мы рассмотрим их в хронологическом порядке.

Число партий росло, и число профессиональных игроков тоже увеличивалось, но с другой стороны, с работой по распространению сёги всё оставалось по-прежнему, и по сравнению с миром го старт был очень медленный. До создания в Ассоциации сёги отдела, ответственного за распространение, предстояло ещё много дел.


Самым известным изречением Харады является "Мир. Путь. Союз.". Нынче главный Зал сёги украшает именно эта каллиграфическая надпись. "Мир" в ней - это мир сёги, "Путь" - это путь сёги, а "Союз" - это именно Ассоциация сёги. Профессионалы сёги относятся к этой тройке с большой серьёзностью. Только лишь побеждать в сёги - бессмысленно; идя крайне схожим путём, [надо] приумножать фанатов, повышать социальный статус сёги и развивать их. Такова подлинная миссия профессиональных игроков. Идя путём профессионала, Харада продвигал эти взгляды, воплощая их в жизнь.

В первую очередь, развитие он производил усилиями в работе. За турнирами последовало оживление Сёрэйкай, в котором Харада проявлял большой энтузиазм.

Вскоре после женитьбы Харада взял себе ученика, хотя об открытии Сёрэйкай [никто] пока и не беспокоился. В совете директоров говорили: "Мы доверяем это тебе", в полуобязательной форме поручив ему это дело. В те времена даже с едой были трудности, но едва ли в послании об этом думалось или вежливо подразумевалось. К счастью, от друга ему достался в аренду просторный дом, поэтому о наличии места он не беспокоился. Все обязанности от подготовки материальной базы до управления он взял на себя, а его жена Эйко взяла на себя приготовление пищи и другие вспомогательные моменты. Самый первый ученик, Сато Сёхэй (8-й дан, умер в 2005 г.), в 1949 году повысился до 4-го дана. Если бы Харада не предпринял усилий по организации Сёрэйкай, то нет сомнений, что её переоткрытие произошло бы значительно позже, и непонятно, как бы это отразилось на жизнях других людей.

Таким образом, в силу ответственности своего поведения Харада получил запрос от старших. И когда в 1955 году он вошёл в состав директоров [Ассоциации сёги], это стало естественным [результатом] развития [событий].

Дело в том, что я выделялся громким голосом. На турнирах и общих собраниях профессионалов, что бы кто ни делал и ни думал, [меня] всегда имели в виду. Ходил я туда без эгоистических мотивов, но что бы ни делал, не мог предотвратить того, что со своим зычным голосом неизменно оказывался в центре [мира] сёги. И вот, из-за этого-то феномена должность в Ассоциации наверное и досталась Хараде. ("Свидетельства о сёги. Хроника эры Сёва", Майнити Коммюникейшнз)

В 1957 году Учитель [Харады] Като Дзиро был назначен главой Ассоциации сёги. Като ушёл в отставку (как игрок) в молодости, когда ему было 38 лет: в 1949 году, когда Харада поднялся в класс А. Он был скорее писателем, чем игроком, и в Ассоциации имел склонность к административной стороне дел, потому и имел смелость подать в отставку. Будучи выпускником Университета Васэда и нося звание "Профессионал с высшим образованием", Като имел известность как человек высокой культуры. Для президентства у него была компетентность.

Продолжая под руководством Учителя прикладывать усилия в совете директоров, Харада закладывал фундамент процветания мира сёги в далёком будущем, превращая его в большой проект. Строя новое пространство для встреч.

Турниры по сёги продолжали организовываться вереницей, количество партий росло, и в главном здании в Накано становилось тесно. Изначально это здание было частным домом, и комнат в нём было немного. Неудобство постепенно нарастало. Хотелось переехать в более просторное место, это ощущали все.

Улавливающий эти тенденции президент Като стал действовать. Чтобы появилось новое здание для собраний, он стал исследовать окружающую местность.

Далее он приметил нынешний участок в Сэндагая. Старым домом Токугава этот участок использовался для выгона лошадей; его расположение вблизи от центра столицы было весьма удобным для проведения партий.

Проблемы были лишь с финансированием. Бюджет покупки участка и строительства здания составлял 60 миллионов йен. Сумма, по тем временам, совершенно немыслимая. Тогда корпорации и газетные компании, которые были поклонникам сёги, сделали свой вклад.

Харада, как директор, ответственный за строительство, прилагал усилия к финансированию. Он провёл переговоры с бывшим преподавателем сёги Танакой Какуэем, генеральным секретарём Либерально-Демократической Партии Японии, и с Усами Макото, президентом банка Мицубиси, и тут же несколько компаний сделали вклад.

Харада, уверенность которого окрепла, стал повторять эти действия вновь и вновь. Он делал их много раз; в месяц на визиты у него уходило около 20 дней.

Не уходил я лишь в дни партий, дни после партий и дождливые дни. На следующий день после партии усталая голова требует отдыха, а в дождливые дни ходить с грязными ногами было бы невежливо. (Харада)

(фото) Сообщение в газете о назначении Харады президентом.

Активный, с зычным голосом, привыкший обо всём говорить прямо, Харада был предрасположен к переговорам. Поэтому когда он был ответственным за общественные контакты, его звали "округлитель". Например, когда велись переговоры о денежных взносах, и спонсор предлагал сумму в 3.5 миллиона йен, он неизменно настаивал на её повышении, говоря: "выйдет гораздо лучше, если Вы будете любезны выделить 4 миллиона". Действовал он с бесстрашием, поэтому производил благоприятное впечатление.

Этот опыт деятельности по наполнению фондов проявлялся [весьма выпукло]. Поскольку каждый раз, встречаясь с людьми, он заговаривал о строительных фондах, его прозвали "фондовый демон".

От этих усилий Харада похудел на 7 килограммов. Это была тяжёлая битва; другие профессионалы тоже гурьбой участвовали в деле создания капитала, и наконец строительные работы начались.

Новое деревянное двухэтажное здание было достроено в июне 1961 года. Кроме пяти комнат в японском стиле, в нём были специальная комната для [матчевых] партий и сёги додзё; несомненно, это здание весьма заслуженно можно было назвать штаб-квартирой сёги.

Когда новый холл достраивался, в Ассоциации стали раздаваться поддерживающие голоса: "В следующем сезоне президентом [должен стать] Харада!". Япония вошла в период развития, и чтобы мир сёги мог расти дальше, был необходим молодой и мобилизирующий лидер. Цукада Масао и Масуда Кодзо тоже выступили с поддержкой: "Кроме Харады, некому".

Достигнув цели, Харада ужасно хотел выйти из совета директоров, чтобы посвятить себя игре в сёги. Такому новичку пост президента казался неподходящим. К тому же, текущим президентом был его Учитель, и разве можно было даже подумать о том, чтобы его потеснить?

Однако пресловутый Като сам оказал ему поддержку: "Если Харада станет моим преемником, я тоже буду спокоен. Да будет так", поэтому отступать было некуда.

В итоге, Харада согласился стать президентом при условии, что он будет занимать этот пост лишь один сезон. В то время одним сезоном службы считался 1 год (впоследствии Харада изменил закон, сделав его двухлетним).

Далее он сказал, что "из-за этих дел свободного времени не остаётся. Все турниры придётся на год забросить", и указал на своё стремление заниматься профессиональной деятельностью.

Таким образом, на открывшемся в мае общем собрании профессиональных сёгистов, с одобрения Кимуры Ёсио, Ватанабэ Тоити, Сакагути Нобухико, Хагивары Киёси и Като Дзиро (всех пяти предыдущих президентов NSR) Харада был избран президентом. Избрание самого молодого, 38-летнего президента стало крупнейшей новостью, напечатанной во всех газетах.

Секретариат подготовил буклеты для распространения; стартовала масса любительских турниров по сёги, в которых захотели принять участие многие фанаты сёги.

Новый президент Харада сделал целью прежде откладываемый проект распространения сёги, вновь приведя его в действие.

Часть 9

Итак, на проведённом в мае 1961 года всеобщем собрании Японской ассоциации сёги Харада Ясуо был назначен новым президентом. Молодой 38-летний президент изложил перед всеми сёгистами свою административную политику в виде двух лозунгов: "[ввести] сёги в [программу] обязательного образования" и "сёги дома, на работе и в школе".

В мире сёги действия по распространению, по сравнению с миром го, начались значительно позже, и до времени директорства Харады оставались вопросом, требующим решения. Когда профессионал находится на пике своих игровых способностей, он не планирует нагружаться президентской деятельностью, но в данном случае именно её Хараде и предстояло планировать.

Теперь хочется рассказать о том, как Харада взялся за важное дело распространения.

Распространение среди детей

Начал Харада с того, что занялся распространением сёги среди детей. В сентябре в большом холле Зала сёги открылся "1-й курс сёги для хороших детей". Он был предшественником нынешних "школ сёги", нацеленным на создание в младших и средних школах кабинетов сёги. Первым его лектором были сам Харада и назначенный директором по распространению Игараси Тоёити 8 дан (тогда). Атмосферу суматохи собраний, царившую в тогдашнем мире сёги, передаёт приводимая далее фотография.

Если глядеть с позиций нынешнего времени, то возможно, ничего необычного в этом и не было, но тогда концепции, что профессиональный игрок может преподавать детям сёги, ещё не существовало. И если рассматривать всю страну, ситуация с обучением сёги в детских компаниях была беспорядочной.

В первый раз собралось 153 человека: большая партия. Тут же, на следующий месяц, была проведена и вторая лекция, составлено регулярное расписание.

(фото) Обстановка на первом собрании "сёги для хороших детей".

На этих "детских собраниях сёги" появились будущие профессионалы Манабэ Кадзуо 8 дан, Сиихаси Киндзи 6 дан (оба ныне покойные), Нума Харуо 6 дан. Танигава Харуэ, 4-й женский дан, тоже начала принимать в них участие в то время.

Дав новый взгляд на необходимость распространения сёги среди детей, Харада призвал отделения Ассоциации сёги по всей стране взять руководство над девочками и приступить к созданию сёгистской среды. Эти усилия разрушили образ, что "сёги - игра для взрослых", став побудительной силой, омолодившей сёгистское сообщество. С увеличением числа детей-фанатов стали чаще проводиться детские собрания, и далее это привело к созданию матчей "Мэйдзин младшешкольников" и "Мэйдзин среднешкольников".

Распространение среди женщин

Продолжением этих усилий стало распространение сёги среди женщин. В сентябре 1962 года в том же самом Зале сёги были открыты "женские курсы". Как и "курсы сёги для хороших детей", они стали провозвестием новой эпохи. Во времена их открытия Харада сделал следующую запись:

С давних времён сёги являлись развлечением для мужчин, а женщины в них почти не играли. Однако с точки зрения здравого смысла, если женщины будут играть в сёги, ничего плохого от этого не будет. Поэтому я решил каждую неделю, по четвергам, проводить в главном здании Ассоциации сёги "женские курсы". На эти курсы может ходить любая женщина: от девочки, которая ещё не пошла в школу, до бабушки, которой уже за 70. У нас уже есть около 80 участниц, и на самом деле это получилось очень приятное и очаровательное собрание сёги. Лекторы Игараси и Такаянаги (Тосио), оба 8 даны, рассказали об общей стратегии, после чего Хасидзумэ (Тоситаро) 6 дан и Такодзима Акико, 5 кю Сёрэйкай16, провели учебную партию. Как помнится, каждой стороне давалось то ли по 30 минут, то ли по одному часу.

Вопрос об открытии женских курсов стоял и раньше, но серьёзный старт его реализации был дан лишь после совета обоих мистеров Такамацуномия17.

Ежегодно среди профессионалов высших данов, прилагающих наибольшие усилия, происходило награждение призом Такамацуномия (за турнир Токийской газеты) с приглашением на обед. В этом собрании участвовали лыжницы и биатлонистки, и было сказано, что "хорошо, если бы к ним добавились ещё и сёгистки". Оба мистера развили эти слова, высказав мнение, что старые концепции надо ломать. Правда, неясно, все ли обратили на это внимание.

Сёги полезны для тренировки мышления, а зачастую и для смены настроения, ведь становиться сильнее в них интересно. При просмотре сёги в газетных колонках и по телевизору, в семьях по всей стране может возникнуть такая сцена: "если я сыграю так, будет хорошо, а ты...". Думаю, именно в наш загруженный делами век важно иметь время, в которое можно спокойно о чём-то подумать.

Обстановку, в которой женщины изучают сёги, не сравнить ни с чем. Заслуга Харады - в том, что он заметил, что женщинам сёги тоже могут приносить радость.

В ноябре 1966 года стартовал первый женский чемпионат по сёги. Его победительницей стала Ёсида Киёко, в будущем - Сэкинэ Киёко 4 женский дан18. А после ухода Харады с поста президента, в 1967 году, стартовал 1-й сезон женского любительского Рюо (его первой победительницей стала, разумеется, Ёсида Киёко). Когда в турнире участвуют лишь женщины, их радость от игры в сёги увеличивается.

Далее, в 1974 году, когда уже образовалось 6 женщин, играющих на профессиональном уровне, стартовал 1-й сезон женского турнира Мэйдзин-и. Его основание, видимо, тоже в итоге проклюнулось из зёрен, посеянных Харадой. Нынешние женские курсы сёги, взращивающие молодых профессионалок, тоже стали наследием воли Харады, осуществлявшего посильное руководство "женскими семинарами".

Распространение в школах

В октябре 1965 года состоялся 1-й Всеяпонский чемпионат по сёги старшей школы, организованный Фармацевтическим университетом Сёва, в стенах которого это великолепное событие и произошло. В нём приняли участие 40 школ. Соревнующихся было 300 человек; победителем в личном первенстве стал 16-летний Нума Харуо (2-й класс высшей школы Титосэ, ныне 6 дан).

Фармацевтический университет Сёва и ранее устраивал [акции] сёги; профессиональные игроки читали в нём лекции. И когда понадобилось провести чемпионат, он оказал ценную помощь как с местом для проведения, так и в других отношениях. В нынешнем (2009) году уже в 45-й раз проходит этот турнир, который надо назвать "Сильнейшие сёгисты старшей школы".

Однажды, на следующий год после проведения этого 1-го сезона, ученик 2-го класса известной продвинутой старшей школы Кайсэй по имени Макино Масахиро и его друг пришли к Хараде в гости. Макино высказал следующую просьбу: "В нашей школе сёги запрещают: не дают ни кружок сёги создать, ни в чемпионате старших школ выступить. Не могли бы Вы, пожалуйста, поговорить с директором, чтобы создать кружок?" Харада сразу пошёл в эту школу и поговорил с директором. Присущим ему зычным голосом [он сказал, что] сёги - это замечательная игра, и для процесса образования она крайне полезна. В итоге, директор одобрил и участие в чемпионате старших школ, и основание кружка сёги.

Через несколько лет Макино стал преподавателем средних классов в частном университете Кэйо; удивлённый правилом, запрещавшим сёги, он передал директору средних классов убедительное мнение Харады, и создание кружка сёги увенчалось успехом. В "день сёги"19 в ноябре 2002 года Макино получил от Японской ассоциации сёги публичную награду как содействующий распространению.

Турнир рабочих коллективов, праздник сёги

Турнир по сёги между работниками различных организаций (при поддержке газеты Асахи), который нынче стал осью распространения сёги среди занятых на работе, стал [при Хараде] крупномасштабным. В августе 1959 года, когда Харада был директором, ответственным за распространение, состоялся 1-й сезон этого соревнования. Один джентльмен из лавки храма в Асакусе, которого Харада учил играть в сёги, предложил буддийский храм как благоприятное место для проведения турнира. Харада перенёс место проведения из Накано, где располагалось главное здание, в Асакусу, и своими силами перевёз в Асакусу необходимые для турнира доски и фигуры.

На следующий 1960-й год во 2-м турнире приняло участие 69 команд (каждая из пяти игроков). 3-й турнир был перенесён в Зал сёги в Сэндагае, но количество участников продолжало многократно увеличиваться. 9-й турнир (1964) был перенесён во Дворец Японских боевых искусств и [далее] стал проводиться дважды в год (сейчас он проводится в Токийском Дворце Физкультуры и Дворце Японских боевых искусств).

Когда Харада вступал в должность президента, состоялся летний Праздник сёги. На нём от коллекционера сёги Оти Нобуёси поступило предложение. В Токио, в расположенном в районе Нихонбаси универмаге Сирокия, директор этого универмага Кокуфу Такэтайро и мистер Оти предложили провести дружеский матч. В обсуждении было сказано: "можно позвать сколько угодно гостей, ведь это лишь привлечёт внимание". Мистер Оти провёл переговоры с Ассоциацией сёги, и Харада быстро принял решение.

В результате, в июле 1967 года в этом универмаге состоялось [празднование] "400-летия развития сёги", продолжавшееся при спонсорстве газеты Ёмиури 6 дней. Это место встречи стало для сёги историческим; оно было отражено в различных статьях, в нём были проведены различные партии и турниры по сёги, и оно обрело непрерывный большой успех.

Универмаг Сирокия после объединения был переименован в универмаг Токю. Нынче он переехал в Сибую (район в центре Токио), где в универмаге Токю-хигасиёко продолжает проводиться "Праздник сёги универмага Токю-хигасиёко".


Мне хотелось лишь, чтобы Вы увидели, как усилия Харады воплотились и продолжают воплощаться в современности

Харада предстаёт, по рассказам, совершенным человеком. Действующий от вершины и до клубов сёги в университете, иногда приглашающий в свой дом мыслящих людей, а иногда уходящий из него, прямо требующий от людей их мнения. Активно принимающий хорошие идеи, оплачивающий общую еду, обладающий определённо хорошими качествами в действиях и разговорах. Даже перед молодыми он никогда не возвеличивался, и если чего-то не понимал, то и не думая о стыде просил объяснить непонятное. Такой энтузиазм наверняка проникал в человеческие сердца.

Часть 10

С 1961 по 1967 год, в течение 6 лет, Харада Ясуо 9 дан исполнял обязанности президента Японской ассоциации сёги. В первый же сезон (т.е. первый год) он пообещал, что уйдёт [с этого поста] в отставку, однако так просто уйти в отставку ему не удалось. Каждый раз желающие достичь новых высот сёгисты устраивали с ним горячий диспут, в результате которого его решимость исчезала.

Ватанабэ Тоити, почётный 9 дан, оставил о том времени дневниковые записи, которые могут послужить частичной заменой [заметкам Харады]. Вот небольшие выдержки из них.

18 апреля 1964 года (суббота). Около часа пополудни, я пошёл в Ассоциацию. Сегодня Харада-кун хотел уйти с поста президента, но во дворце по поводу следующего срока президенства собрались Кимура Ёсио, Дои Ититаро, Кон Ясудзиро, Цукада Масао, Сакагути Нобухико, Оояма Ясухару, Като Хиродзи и другие.

11 апреля 1966 года (воскресенье). В час пополудни пошёл в Ассоциацию. Собрание старших решало вопрос о президентстве. Играл с президентом Харадой в го. Собрание закончилось незадолго до 5 часов. Разумеется, все хотели решить, чтобы президентом был Харада.

4 марта 1967 года (суббота). Звонил Харада; сказал, что на этот раз хочет уйти с поста президента, и хотел бы это дело обсудить. Вечером звонил Игараси (Тоёити)-кун, продолжавший ужинать с Харадой-куном и Като (Хиродзи)-куном. В итоге обсуждения решили, что переизбрание состоится через несколько дней, чтобы [их] успокоить.

1 мая 1967 года (воскресенье). После 10 часов говорил по телефону с президентом Харадой; сегодняшнее собрание будет посвящено благодарностям за эти 6 лет.

Харада, в частности, [завоевал] доверие сёгистов из Кансай: "без президента Харады игроков из Осаки было бы не собрать", и до сих пор в его доме велись [занятия Сёрэйкай].

Таким образом, все свои силы он настойчиво посвящал возложенным на него обязанностям, но в уголке сердца думал о том, чтобы заняться собственно игрой. Вспоминая времена учёбы и демобилизации с фронта, он неизменно риторически вопрошал: "Зачем я подался в профессиональные игроки? Разве не для того, чтобы стать мэйдзином?"

Во время своего президентства он предельно плотно работал над контрактами со спонсорскими компаниями, действиями по распространению и т.д.; концентрироваться среди всего этого над партиями было невозможно, и в Дзюнъисэн он опустился до лиги класса B2.

Переход в партию смещённой ладьи

6-й срок президентства Харады заканчивался в мае 1967 года. Вновь и вновь Харада изъявлял намерение оставить пост главы, и наконец с этого поста ушёл. Его сменил Сакагути Нобухико 8 дан (назначенный на этот пост вторично). Теперь Харада мог посвятить себя сёги, и со светлым чувством он освободил место.

Ему исполнилось 43 года. По современным ощущениям его игровой пик уже прошёл, хотя это был всё ещё хороший возраст. Однако Харада подумал: "всё не должно закончиться в таком состоянии", и пришёл в движение.

Что стоит сделать, чтобы повысить процент побед? Рассмотрев [этот вопрос] так и эдак, Харада решил изменить свой стиль игры. Из партии статичной ладьи он перешёл в партию смещённой. Далее - слово ему.

- До сих пор я играл атакующе, мой стиль был таков: быстрые битвы, решающие битвы. Мне нравилось ставить вопрос ребром. Переход к смещённой ладье - это переход от быстрых битв к битвам затяжным, как если бы смотреть на всё не с вертикальной, а с горизонтальной [точки зрения]. Это общие слова, но они имеют практическое применение. Тогда часто говорились 3 изречения. Первое: установи точку отсчёта. Второе: измени структуру и организацию. И наконец, преобразуй концепции. ("Анализ на 3 хода создаёт мастера")

С детства Харада играл только статичную ладью. Сам он называл своё стремление к быстрым битвам "стилем Уэсуги Кэнсина", но нередко его атака выстреливала мимо, вызывая мучительный разгром. К тому же, в дебюте при этом он использовал всё своё время. Смещённая же ладья использует стратегию сабаки (продвижения) за счёт атаки противника, и поэтому в дебюте времени особо не затрачивает, да и думать при этом, возможно, надо не так много. Но в то время стан игроков смещённой ладьи был ещё малочисленным, и имелась тенденция именно статичную ладью считать классическим стилем, поэтому дерзкий переход Харады у многих игроков вызвал удивление.

Чтобы стать мастером смещённой ладьи, Харада тщательно исследовал кифу замковых игр эпохи Эдо. А вдобавок - множество игр Оно Гэнъити 8 дана (в то время), которого называли "мэйдзин смещённой ладьи".

Поскольку возраст его уже перешагнул за 40, реформирование игрового стиля могло нести опасность и сопровождаться риском, но в случае Харады это было попадание в яблочко.

В год ухода с поста Президента (1967) он, играя в 22-м сезоне Дзюнъисэн, вернулся в лигу класса B1, а через 3 года (1970) после этого, в 25-м сезоне Дзюнъисэн, со счётом 9 побед и 2 поражения, установил удивительный рекорд, через 14 сезонов наконец вернувшись в класс A. Вернуться из лиги класса B2 в класс A - такого ещё не случалось, это был настоящий рекорд.

В то время 27-летний Ёнэнага Кунио повысил свой разряд, став 7-м даном. 48-летний Харада был на 21 год его старше. В бестселлере Исикавы Сатоми, рассказе "оппозиция в 48 лет", он был подан, как "48-летний оппозиционер Харада, 8 дан", и газеты и прочие это подхватили.

Харада показал свой дух как игрок, но этот облик игрока стал для него последним и лучшим триумфом. Через 2 года, в 27-м сезоне Дзюнъисэн (1972), он упал назад, в лигу класса B1. В этом году он стал победителем "Решающего Матча Сильнейших в Японии", а ещё через год вернулся обратно в лигу класса B2.

Обычно считается, что игрок с опытом пребывания в классе A не должен сражаться в лиге класса C, но для Харады это было неизбежно, и в 40-м сезоне Дзюнъисэн (1981) он, набрав в лиге класса B2 всего 2 очка, вылетел в лигу класса C1.

После его ухода с поста Президента продолжали множиться приглашения из различных кругов; занятый лекциями, рукописями, партиями, годами он так и не смог оставить в жизни одни лишь партии. [Своими] партиями он решил проложить путь молодой смене. Кроме игр в лиге класса C, он сам отвечал на просьбы общества, активно делая путь [прогресса] очевидным: для профессионалов, для мира сёги, для Ассоциации сёги он уверенно служил большую службу. В марте 1982 года срок службы Харады закончился. В 59 лет ему было уже не о чем сожалеть.

В данной колонке до сих пор не было случая представить партии времён службы Харады 9 дана, поэтому теперь мы хотим привести кифу его партии с Масудой Кодзо, сыгранной за 5 лет до ухода в отставку20. Это самая последняя официальная партия Масуды, и среди игр Харады (хотя и со статичной ладьёй) она часто указывается, как одна из самых известных.

23 декабря 1977 года, Токио, Сэндагайя Матча претендентства на титул "кисэй", до 2-х побед
Белые: Харада Ясуо 8 дан Чёрные: Масуда Кодзо 9 дан

P7f, P3d; P2f, P4d; S4h, S3b; K6h, R4b; K7h, K6b; G4i-5h, K7b; P5f, S4c; P9f, P9d; S5g, K8b; P6f, S7b; P6e, P4e; P2e, Bx8h+; Sx, G3b; S7g, N3c; P3f, R4a; P7e, P5d; G6i-6h, R5a; S7g-6f, P8d; G5h-6g, P1d; P1f, R2a; P8f, S8c; S7g, G7b; S7f, G4b; P8e, Px; Sx, P*8d; S7f, G5b; B*6f, G4b; N7g, B*6b; K8h, G3b; G7h, S4d; P4f, Px; Sx, R4a; R4h, P*4e; S5g, R5a; R2h, P5e; P2d, Px; Rx, P*2c; R2h, Px5f; Sx, P*5e; S4g, R5d; P*4c, S5c; P*5b, R4d; B5e, Rx4c; P*8e, Px8e; P5a+, Bx; P*8d, Sx; Sx8e, Sx; Nx, S5d; P*8c, Kx; S*4d, R4a; B7g, P*5e; Sx, Sx; Bx, P*5d; B7g, B4b; P*8d, Kx; G7f, K8c; P*4c, B5c; S*4b, Bx; Px+, Rx; P6d, P*8d; B*6e, K8b; Bx5d, Px6d; R5h, Px8e; P*8d, S*6b; Bx7b+, Kx; G*5b, B*4c; Gx6b, Rx; B4d, P*5e; Rx, P*5d; P8c+, K6c; Bx6b+, Kx; P*4d, K5c; Px4c+, Gx; R*6a, S*6b; S*5a, S*7a; Sx6b, Sx; S*5a, S*7a; Sx6b, Sx; +P7b, G*5a; Rx8a+, Px5e; +Px6b, Gx; +R5a, R*5b; +Rx1a, N*8d; G7f-7g, S*7f; B*1g, K6c; S*7a, B*5c; Sx6b+, Rx; Bx5c+, Gx; S*7a, - и на 177-м ходу Харада 8 дан, победил.
Регламент: по 3 часа у каждого.Истраченное время: чёрные 2 ч. 56 мин., белые 2 ч. 43 мин.

Часть 11

В марте 1982 года, в возрасте 59 лет, Харада Ясуо 9 дан вышел в отставку. Однако при этом он лишь перестал играть, образ жизни же у него ни капли не изменился. Встав рано утром и позавтракав, он ежедневно садился правильным образом перед доской для сёги и разыгрывал кифу (записи партий), до конца жизни. До самой смерти он не забывал о своей профессиональной работе.

Его повседневная жизнь была наполнена не меньшей занятостью, чем срок службы. Ведь к нему поступали бесконечные просьбы о проведении лекций.

Обладая духом поддержки и будучи прекрасным лектором, Харада был популярен. Причём и в кругах, не имеющих никакого отношения к сёги. По всей стране: компании и политико-экономические частные встречи, молодёжные конференции, юбилеи, молодёжные ассоциации, женские ассоциации... просьбы о лекциях были обильны. Голос мог раздаться и из расположенного по соседству дворца юношества, и из старого агентства по питанию - о проведении лекции-инструктажа, и о лекции в месте тренинга лесников: ещё 20 лет он оставался на ногах.

Ещё долгое время он по 8 раз в месяц устраивал в доме уборку. Посещал титульные матчи и другие официальные мероприятия Ассоциации сёги, согласно расписанию. Бывало, просьбы громоздились горой, но даже не будучи уверен в своей физической силе, Харада откладывал ради них всё кроме ежедневных первоочередных дел, как будто исполняя закон. А из-за отсутствия эгоистичных желаний, выбор он делал не руководствуясь размером вознаграждения. Ради дела за низкую оплату он мог отказаться от просьбы прочитать лекцию за 100 тысяч иен.

Со времён президентства до конца жизни он прочитал более 1000 отличных лекций. От Хоккайдо и до Кюсю, объехав всю страну, включая даже префектуры Сага и Окинава, до которых и ногами-то не дойти.

Харада неизменно носил традиционную японскую одежду, обладая той личной притягательностью, которая обычно есть у профессиональных сёгистов. Его кисти принадлежат работы "Цумэ в 3 хода", "Мысль и решение", "Мир, Путь, Союз". Известно множество так называемых "Изречений Харады". Когда большинство его гостей не было знакомо с сёги, он избегал профессиональных разговоров, и в любом обществе умел избрать понятную всем тему. Он говорил про опыт, взгляд на вещи, методы мышления, взращенные десятилетиями его жизни профессионального игрока. Рассказы Харады изобиловали намёками на жизнь, имеющими глубокое значение, поэтому все его слушали.

* * *

Человек из любого социума, повстречав Хараду хоть раз, становился его фанатом. Вокруг Харады спонтанно собирались люди.

В матче Рюо, с 3-го по 11-й сезоны21, первая партия ежегодно игралась за рубежом (с 12-го сезона это происходит раз в 2 года). До 9-го сезона Харада исполнял роль главы делегации зрителей в этих загранпоездках. В них участвовали около 30 фанатов и фанаток сёги, и среди всех них Харада был единственным сопровождающим. С женой или без неё, он пускался в дальние путешествия в непривычные города, когда ему уже было за 60; а ведь в пожилом возрасте это, наверное, нелегко. Но он не искал причин для отказа. Ведь очарованные личностью Харады участники этих туров ждали его, говоря: "Если будет Учитель, мы готовы ездить каждый год". Собравшиеся просили о присутствии Харады, поэтому турагентство было благодарно его талантам. Харада не любил, чтобы гости скучали, и старался лично поговорить с каждым, допоздна удерживая сёгистские компании. В загранпоездках человеческим отношениям свойствена обрывистость, однако вокруг Харады всегда царили гармония и неизменно улыбающиеся лица, и путешествия становились приятными.

(фото) На зарубежных улицах звуки от гэта Харады Ясуо 9-го дана рождают звучное эхо. (Германия, Гейдельберг, 1990 г.)

Обязанности ответственного гида Харада исполнял от души, заслуживая такое уважение, что женившиеся, давая имена рождающимся детям, брали один иероглиф из имени Харады. Участники поездок сдруживались, и вслед за ними общество путешествовавших устраивало культурные обмены.

Обаяние Харады восприняли не только японцы. По приглашению "Общества по распространению сёги в мире"22 Харада, начиная с 1998 года, посетил Шанхай, Пекин, Санкт-Петербург23 и Москву, открывая детям этих городов мир сёги. Слова в этой передаче не работали, но личность Харады вызывала прозрение.

Трое из встретившихся в этих загранпоездках с Харадой людей далее сосредоточили свои силы на распространении сёги, и после его смерти следующее слово осталось за ними. Этих избранных хочется представить.

- Людям очень легко не оценить информацию о сёги, которым их научил замечательный человек, но в моём сердце остался вырезан образ Учителя Харады. Встреча с Учителем так меня воодушевила, что все свои силы я посвящу распространению сёги в России. (Игорь Александров24, Глава фонда Ямато по содействию русско-японским культурным отношениям)

- В 1998 году, когда Учитель Харада посетил Дворец молодёжи в Пекине, оставив слова "не только я, но и все другие тоже учителя", благородная работа и исследовательский дух этого профессионала зажгли наши глаза. Думая вместе с мудрецом, [поймёшь] метод игры. Конфуций сказал: "Благородный человек непременно найдёт друзей". Этого Учителя мы никогда не забудем. (李民生, глава Пекинского филиала NSR)

- В Шанхае для определения силы игры у нас есть термин "кю", но "данов" у нас нет. Вместо них мы используем слово "чин" [品], означающее разряды, аналогичные данам. Когда мы впервые сказали Учителю слово "чин по сёги", это его впечатлило. (許健東, глава Школы сёги в Шанхае)



Примечания автора

*) До войны Японская ассоциация сёги (Нихон сёги рэнмэй) называлась Тайсэйкай. Тогда, в 1939 году, её главное здание было расположено в районе Ко:дзимати (бывшем Бантё:), но в мае 1942 года оно было переведено в район Коисикава (бывший Обината-Даймати). Однако в мае 1945 года оно сгорело при воздушном налёте.

**) Для поступления на военную службу надо было переехать в казармы.


Примечания переводчика

  1. 1926-1989 гг.

  2. Левую, согласно правилам NSR. И, как дающий фору, во всех партиях матча ходил первым.

  3. Вот кифу этой партии для SViewer-а.

  4. Уватэ - "дающий фору" (считается играющим "белыми", хотя и делает первый ход; на диаграммах его лагерь расположен сверху).
    Ситатэ - "берущий фору" (считается играющим чёрными; игрок с более низким разрядом).

  5. Видимо, значком "◎" отмечаются выводы.

  6. Хакама - японские шаровары. Курумэ касури - "узор" тканей, изготовляемых в городе Курумэ.

  7. Хаори - накидка поверх кимоно.

  8. Вот кифу этой партии для SViewer-а.

  9. Мост на восточной окраине Пекина. Качественное описание инцидента, его контекста и последствий см. в великолепной книге Игоря Можейко "Западный ветер - ясная погода" (М., Астрель, 2012; стр.19-20)*.

  10. Есть сильное подозрение, что по техническим причинам в источнике здесь не пропечатана часть строк. Выделенные курсивом слова - реконструкция по оставшейся части.

  11. В порядке японского алфавита; транскрипция А.Каткова. Иероглифами: 荒巻三之, 五十嵐豊一, 板谷四郎, 大山康晴, 角田三男, 梶一郎, 加藤博二, 金高清吉, 木内義雄, 北楯修哉, 京須行男, 佐瀬勇次, 下平幸男, 清野静男, 関口慎吾, 塚田正夫, 中村熊治, 野口忠雄, 原田泰夫, 廣津久雄, 星田啓三, 升田幸三, 松下力, 松田茂役, 松田辰雄, 丸田祐三, 南口繁一, 山川次彦, 山本武雄, 吉田六彦. На 2013 г. из них живы лишь Като: Хиродзи, 9 дан (друг Харады) и Марута Ю:дзо:, 9 дан.

  12. 1961-1966 гг.

  13. Игра слов: киси - профессиональный сёгист, кисю - наездник.

  14. Видимо, с целью отразить рост силы игроков за пропущенные годы войны.

  15. Кацубэн - суфлёр в немом японском кино.

  16. Нынче Такодзима имеет 5 женский дан, завоевала (в 1974-1981 годы) 7 титулов.

  17. Такамацуномия - фамилия принцев императорской семьи

  18. Нынче вышедшая на пенсию Киёко, жена Сэкинэ Сигэру 9 дана, имеет 6 (наивысший) женский дан.

  19. Праздник, отмечающийся 17 ноября - в дату проведения игр замка Эдо в эпоху Эдо.

  20. Вот кифу этой партии для SViewer-а.

  21. 1990-1998 гг.

  22. http://shogi-isps.org
  23. Поездка в Санкт-Петербург состоялась летом 2000 года. В частности, с Харадой-саном общались В.Запара 1 кю (нынче 3 дан), А.Илларионов 3 кю, М.Вольфсон 4 кю, П.Минин 4 кю, Е.Федосеев 4 кю. Эта историческая поездка упомянута в статьях (к сожалению, весьма странных) фонда "Ямато" (1, 2). О визите Харады в Москву никаких воспоминаний/данных с российской стороны не найдено.

    На 2012 год эта поездка оставалась единственным официальным визитом профессионального сёгиста на территорию СССР, но уже в 2013 году чемпионат Европы по сёги в Минске посетили Такада Сё:хэй, 6 дан и Накаи Хироэ, 1-я королева-мэйдзин; в 2014 году Россию посетила Накаи Хироэ (Суздаль), в 2015 - Тю:дза Макото, 7 дан (Владивосток), а в 2016 - 19-й пожизненный мэйдзин Хабу Ёсихару (Москва).

  24. В участии в турнирах по сёги пока замечен не был.

Приложение: президенты Японской ассоциации сёги (NSR)

Имена собственные из данной статьи

	Люди

関根金次郎 - Сэкинэ Киндзиро:, 13-й пожизненный мэйдзин (1868-1946), учитель Игараси Тоёити
溝呂木光治 - Мидзороги Мицухара 7-й дан, ученик 12-го пожизненного мэйдзина Оно Гохэя
土居市太郎 - Дои Ититаро:, почётный мэйдзин, (1887-1973), учитель Като: Хиродзи
金・易二郎 - Кон Ясудзиро:, почётный 9 дан (1890-1980)
飯塚勘一郎 - Иидзука Канъитиро: 8 дан (1895-1966)
金子金五郎 - Канэко Кингоро: 9 дан (1902-1990)
木村義雄 - Кимура Ёсио, 14-й пожизненный мэйдзин (1905-1986)
渡辺東一 - Ватанабэ То:ити, почётный 9 дан (1905-1985)
坂口允彦 - Сакагути Нобухико 9 дан (1908-1990)
加藤治郎 - Като: Дзиро:, почётный 9 дан (1910-1996), Учитель Харады Ясуо
大野源一 - О:но Гэнъити 9 дан (1911-1979)
塚田正夫 - Цукада Масао, почётный 10 дан (1914-1977)
高島一岐代 - Такасима Кадзукиё, 9 дан (1916-1986)
升田幸三 - Масуда Ко:дзо: 9 дан (1918-1991)

高柳敏夫 - Такаянаги Тосио, почётный 9 дан (1920-2006)
山川次彦 - Ямакава Цугихико 8 дан (вып.1944)
松田茂役 - Мацуда Сигэюки 9 дан (1921-1988)
清野静男 - Сэйно Сидзуо 8 дан (1922-1977)
大山康晴 - О:яма Ясухару, 15-й пожизненный мэйдзин (1923-1992)
広津久雄 - Хироцу Хисао 9 дан (1923-2008)
加藤博二 - Като: Хиродзи 9 дан (р. 1923)
原田泰夫 - Харада Ясуо 9 дан (1923-2004)
五十嵐豊一 - Игараси Тоёити 9 дан (1924-2008)
平野広吉 - Хирано Хирокити 7 дан (вып.1947)

佐藤庄平 - Сато: Сё:хэй 8 дан (1933-2005)
芹澤博文 - Сэридзава Хиробуми 9 дан (1936-1987) 
米長邦雄 - Ёнэнага Кунио 9 дан (1943-2012)
蛸島彰子 - Такодзима Акико, 5 женский дан (р. 1946)
椎橋金司 - Сиихаси Киндзи 6 дан (1948-2009)
沼・春雄 - Нума Харуо 6 дан (р. 1949)
真部一男 - Манабэ Кадзуо 8 дан (1952-2007)
谷川治恵 - Танигава Харуэ 4 женский дан (р. 1954)
橋爪敏太郎 - Хасидзумэ Тоситаро:
吉田紀代子 - Ёсида Киёко, чемпионка 1-го женского турнира по сёги
松浦三良 - Мацуура Сабуро: (Токио)
中村太郎 - Накамура Таро: (Осака)
宮坂幸雄 - Миясака Юкио 9 дан (р. 1929)
浅沼・一 - Асанума Хадзимэ 7 дан
牧野正博 - Макино Масахиро - школьник, просивший Хараду помочь с кружком сёги
越智信義 - Оти Нобуёси (коллекционер сёги) 
清水孝晏 - Симидзу Такаясу (бывш. главный редактор "Сёги Сэкай")
永井英明 - Нагай Хидэаки (глава фирмы "Киндай Сёги")

田名後健吾 - Танаго Кэнго (автор этого цикла статей)
榮子 - Эйко (жена Харады)
良寛   - Рё:кан (известный средневековый поэт, буддийский монах)
上杉謙信 - Уэсуги Кэнсин (1530-1578)
樋口   - Хигути 4 дан (инспектор по учёбе в Сё:рэйкай)
轡    - Куцува (?)
太期   - Тайго (?)
伊藤・忍 - Ито: Синобу (командир роты Харады)
照國万蔵 - Тэрукуни Мандзо: (38-й великий чемпион сумо)
石川達三 - Исикава Сатоми (писатель)
西村楽天 - Нисимура Ракутэн (суфлёр)
田中角榮 - Танака Какуэй, секретарь ЛДПЯ (1918-1993)
宇佐美洵 - Усами Макото (?) (глава банка Мицубиси) 
高松宮  - Такамацуномия (фамилия принцев)
国府威太郎 - Кокуфу Такэтайро: (директор универмага Сирокия)

日露文化振興財団大和理事長 - Глава фонда Ямато
李民生・日本将棋連盟北京支部支部長 - Глава Пекинского филиала NSR
許健東・上海将棋学校校長 - Глава Школы сёги в Шанхае

	Организации и т.д.

鳩居堂 [Кю:кёдо:] - картинная галерея в Гиндзе
日本将棋連盟 [Нихон сёги рэнмэй, NSR] - Японская ассоциация сёги
将棋大成会 [Сё:ги Тайсэйкай] - довоенное название NSR
奨励会 [Сё:рэйкай] - школа, готовящая профессиональных сёгистов
錬成会 [Рэнсэйкай] - довоенное название Сё:рэйкай
早稲田大学 - университет Васэда
皇軍慰問団 [Ко:гун Имондан] - Общество поддержки императорской армии
日本棋院 [Нихон Киин] - Японская ассоциация го
長江海軍部隊 [Тё:ко: кайгун бутай] - Флот реки Янцзы
満州国将棋大成会 [Мансю:-куни сё:ги тайсэйкай] - Манчжурская ассоциация сёги
第二次世界大戦 - Вторая Мировая война
恤兵 - (военная часть) Дзюцубэй
騒友 [со:ю:] - "Шумный друг" (журнал)
順位戦 [Дзюнъисэн] - профессиональные лиговые игры в сёги
読売新聞 - газета Ёмиури 
毎日新聞 - газета Майнити
産経新聞 - газета Санкэй
日本経済新聞 [Нихон кэйдзай симбун] - газета "Японская экономика"
共同通信 [Кё:до: цу:син] - ассоциация новостей
自民党 [Дзиминто:] - Либерально-демократическая партия Японии
三菱銀行 - Банк корпорации Мицубиси
日本ハップ薬工業 - компания "Японская народная фармацевтическая индустрия"
将棋世界に広める会 - ISPS, Общество по распространению сёги в мире
天野屋 [Аманоя] - отель в Югаваре
明治記念館 [Мэйдзи кинэнкан] - Мемориальный холл Мэйдзи
昭和薬科大学 [Сё:ва Якка дайгаку] - Фармацевтический университет (императора) Сёва
千歳 [Титосэ] - "Миллениум" (школа, в которой учился Нума Харуо 6 дан)
開成高校 - старшая школа "Кайсэй"
慶應義塾 - частный университет Кэйо:
白木屋 [Сирокия] - универмаг в Токио
東急東横 [То:кю:-хигасиёко] - универмаг в Токио

	Географические названия

	Часть 1
東京  - Токио (нынешняя столица Японии)
銀座  - Гиндза (квартал в центре Токио)
杉並区 - Сугинами-ку (район в Токио)

	Часть 2
麹町区 - Ко:дзимати-ку (район в Токио)
北海道 - Хоккайдо (остров на севере Японии)
小石川区 - Коисикава-ку (район в Токио)
番町  - Бантё: - старое название Ко:дзимати
小日向台町 - Обината-Даймати - старое название Коисикава-ку
新橋  - Синбаси (местность в Токио)
久留米 - Курумэ (город, известный своими узорчатыми тканями)

	Часть 3
西蒲原 - Нисиканбара
燕市分水町 - квартал Бунсуй города Цубамэси
新潟県 - префектура Ниигата
日本橋 - Нихонбаси (местность в Токио)
赤坂区 - Акасака-ку
青山  - Аояма (местность в р-не Акасака)

	Часть 4
盧溝橋 - Роко:кё: (кит. Лугоуцяо), "Мост Марко Поло"
北京  - Пекин (нынешняя столица Китая)
上海  - Шанхай (город в устье реки Янцзы, крупнейший в Китае)
南京  - Нанкин ("Южная столица" Китая времён 2-й Мировой войны)
大連  - Оорэн (город в Манчжурии)
満州国 - Манчжоу-го (марионеточное прояпонское государство в Манчжурии, 1932-1945)
道都  - Митикуни (столица Манчжоу-го)
新京  - Синкё: ("новая столица"; довоенное название Митикуни)
羽田  - Ханэда (аэропорт в Токио)

	Часть 5
新潟  - Ниигата (город на северо-западе о.Хонсю)
新発田 - Сибата (пригород Ниигаты)
南支  - Наньси (Южный Китай)
中支  - Тю:си (Центральный Китай)
北支  - Хокуси (Северный Китай)
香港  - Гонконг
九龍  - Цзюлун (пригород Гонконга) 
海南島 - остров Хайнань (юг Китая)
浦賀  - Урага (порт у входа в Токийскую бухту)
横須賀 - Йокосука (город у входа в Токийскую бухту)
加治川 - Кадзигава (река в Сибате)
湾地区 - (округ) Ванчи (?)
宇都宮 - Уцуномия (город близ Токио)

	Часть 6
後楽園 - (бейсбольный стадион) Ко:раку-эн
板橋区 - Итабаси-ку (район в Токио)
方南町 - Хо:нан-тё: (квартал в Итабаси)
練馬仲町 - Нэриманака-мати (квартал на севере Осаки)
麻布の寺 - храм Адзабу
西荻窪 - Нисиогикубо (местность в районе Сугинами-ку в Токио)
関西  - Кансай (юго-запад Японии, включая Осаку)
越後  - Этиго (старое название префектуры Ниигата)
千駄ヶ谷 - Сэндагая (квартал в районе Сибуя, место штаба NSR)
中野  - Накано (местность в Токио)

	Часть 7
上目黒 - Камимэгуро
鎌倉  - Камакура (пригород Токио)
神奈川県 - префектура Канагава
水道橋 - Суйдо:баси (местность в Токио)
湯河原 - Югавара
大町  - Даймати (квартал в Камакуре)

	Часть 9
浅草   - Асакуса
渋谷   - Сибуя (престижный квартал в центре Токио)

	Часть 11
九州  - Кюсю (остров на юге Японии)
佐賀県 - префектура Сага (запад острова Кюсю) 
沖縄県 - префектура Окинава (южные острова)

4-кандзи

  1. 意気軒昂 (ики-кэнко:) - ликующий, в приподнятом настроении
  2. 一切超越 (иссай-тё:эцу) - полное абстрагирование
  3. 一生懸命 (иссё:-кэнмэй) - всеми силами; предельное напряжение
  4. 慰問活動 (имон-кацудо:) - акции сочувствия
  5. 栄養失調 (эйё:-ситтё:) - плохое питание
  6. 海外訪問 (кайгай-хо:мон) - зарубежные визиты
  7. 会舘建設 (кайкан-кэнсэцу) - построение пространства для встреч
  8. 株式会社 (кабусики-гайся) - фирма, корпорация
  9. 仮事務所 (кари-дзимусё) - временный офис
  10. 気分転換 (кибун-тэнкан) - изменение настроения
  11. 義務教育 (гиму-кё:ику) - обязательное образование
  12. 棋力向上 (кирёку-ко:дзё:) - рост силы в сёги
  13. 旧徳川家 (кю:-Токугава-кэ) - старый Дом Токугава
  14. 旭日昇天 (кёкудзицу-сё:тэн) - полный энергии; быть на подъёме
  15. 現役時代 (гэнъэки-дзидай) - эпоха активности
  16. 研究努力 (кэнкю:-дорёку) - усиленное обучение
  17. 研修講師 (кэнсю:-ко:си) - лектор-инструктор
  18. 建設委員 (кэнсэцу-иин) - комитет по строительству
  19. 講演依頼 (ко:эн-ирай) - просьба прочитать лекцию
  20. 混成旅団 (консэй-рёдан) - смешанная бригада
  21. 資金調達 (сикин-тё:тацу) - финансирование
  22. 自己発展 (дзико-хаккэн) - саморазвитие
  23. 施政方針 (сисэй-хо:син) - административная политика
  24. 四捨五入 (сися-гоню:) - округление, огрубление
  25. 自問自答 (дзимон-дзито:) - самому отвечать на свой вопрос
  26. 私利私欲 (сири-сиёку) - эгоистичные желания
  27. 素人下宿 (сиро:то-гэсюку) - пансион
  28. 新婚生活 (синкон-сэйкацу) - медовый месяц
  29. 真摯敢闘 (синси-канто:) - искренний и бравый боец
  30. 身辺整理 (синбэн-сэйри) - приведение личных дел в порядок
  31. 信頼関係 (синрай-канкэй) - отношения полного взаимодоверия
  32. 社団法人 (сядан-ходзин) - корпорация
  33. 修業時代 (сю:гё:-дзидай) - время ученичества
  34. 出張指導 (сюттё:-сидо:) - экскурс в преподавание
  35. 準決勝戦 (дзюн-кэссё:сэн) - полуфинал
  36. 渉外担当 (сё:кай-фудан) - ответственный за публичные отношения
  37. 職業軍人 (сёкугё:-гундзин) - профессиональный солдат
  38. 生活習慣 (сэйкацу-сю:кан) - стиль жизни
  39. 青年会議 (сэйнэн-кайги) - молодёжная конференция
  40. 切磋琢磨 (сэсса-такума) - воспитание характера трудными занятиями
  41. 全国各地 (дзэнкоку-какути) - по всей стране, повсеместно
  42. 戦争体験 (сэнсо:-тайкэн) - личный военный опыт
  43. 対局態度 (тайкёку-тайдо) - манера игры
  44. 単刀直入 (танто:-тёкуню:) - без околичностей, переходить прямо к делу
  45. 全国各地 (дзэнкоку-какути) - каждый уголок во всей стране
  46. 先着優先 (сэнтяку-ю:сэн) - первоочередной приоритет
  47. 直接生活 (тёкусэцу-сэйкацу) - личная жизнь
  48. 徴兵検査 (тё:хэй-кэнса) - экзамены физического состояния призывников
  49. 追悼記事 (цуйто:-кидзи) - мемориальная статья
  50. 日本家屋 (нихон-каоку) - здание в японском стиле
  51. 人間関係 (нингэн-канкэй) - человеческие отношения
  52. 驀進破竹 (бакусин-хатику) - прорываясь, как растущий бамбук
  53. 普及事業 (фукю:-дзигё:) - работа по распространению
  54. 不振時代 (фусин-дзидай) - период стагнации
  55. 文筆活動 (бунпицу-кацудо:) - действующий писатель
  56. 編集部員 (хэнсю:бу-ин) - член редакторского отдела
  57. 弁舌達者 (бэндзэцу-тасся) - искусный оратор
  58. 募金活動 (бокин-кацудо:) - деятельность по наполнению фондов
  59. 名所旧跡 (мэйсё-кю:сэки) - живописные и исторические места
  60. 滅私奉公 (мэсси-хо:ко:) - беззаветное посвящение себя
  61. 四方山話 (ёмояма-банаси) - разговор о всяких разных вещах
  62. 臨時総会 (риндзи-со:кай) - специальное собрание
  63. 旅行会社 (рёко:-кайся) - турагентство
  64. 連戦連勝 (рэнсэн-рэнсё:) - серия непрерывных побед


jap→rus: shogi.ru, Д.К., 2012-2013
Версия: 1.5.16
Редактура: Л.К., А.К.
Источник: журналы от Юрия Шпилёва и Бо Мюллера

----------------------------------------------
Часть 1: "Мир сёги", 2008 г.,  №8, стр.166-168
Часть 2: "Мир сёги", 2008 г.,  №9, стр.108-111
Часть 3: "Мир сёги", 2008 г., №10, стр.102-104
Часть 4: "Мир сёги", 2008 г., №11, стр.104-105
Часть 5: "Мир сёги", 2008 г., №12, стр.128-130
Часть 6: "Мир сёги", 2009 г.,  №1, стр.70-72
Часть 7: "Мир сёги", 2009 г.,  №2, стр.130-132
Часть 8: "Мир сёги", 2009 г.,  №3, стр.140-142
Часть 9: "Мир сёги", 2009 г.,  №4, стр.95-97
Часть 10: "Мир сёги", 2009 г., №6, стр.121-123
Часть 11: "Мир сёги", 2009 г., №7, стр.110-111
----------------------------------------------