Умение принимать решения

Хабу Ёсихару, 2005

В процессе перевода (20%)


СОДЕРЖАНИЕ


ПРЕДИСЛОВИЕ

Титул мэйдзин в мире сёги — самый важный. Занять эту позицию я стремился с младшей школы.

В мире сёги в Японии этот титул впервые появился в 1612 году. В то время вождь Токугава Иэясу, формально отрёкшись от высшей власти, тайно планировал свержение клана Тоётоми.

За 400 лет, прошедших с того времени, позицию "мэйдзин" занимали лишь 25 человек. {1}

6 июня 1994 года, победив в 6-й партии 52 сезона матча за титул мэйдзин, я занял эту позицию. Для меня это был первый бой за титул мэйдзин. Мэйдзином тогда был Ёнэнага Кунио-сэнсэй. Мне было 23 года.

К этой предельно особой и почётной позиции я приближался шаг за шагом.

К началу той партии мой счёт в матче был 3 победы и 2 поражения. Матч начался с трёх моих побед, и все ожидали появления нового мэйдзина, но далее я 2 раза подряд проиграл. Угроза упустить титул мэйдзин нарастала.

Меня жёстко загоняли в угол. Мысли Ёнэнаги-сэнсэя были мне неизвестны, но ещё одна его победа создала бы давление, так что его продвижение беспокоило, создавало опасность, и я был напуган. Я думал: а вдруг он вырвется?

В матче Мэйдзин подобное случалось.

Восемью годами ранее состоялся 44-й матч Мэйдзин между мэйдзином Накахарой Макото и 15-м пожизненным мэйдзином Оямой Ясухару. Перед началом этой моей партии один человек упомянул тот матч так:

"Дух, искусство и тело — Накахаре противостояло совершенство не только во всём этом, и если бы Накахара сражался в другом состоянии, ему было бы не победить. Но даже если бы 15-й пожизненный мэйдзин Ояма в том матче победил, разве можно было воспринимать ход матча ●●○●○○○ (сначала 1 победа и 3 поражения, но потом Накахара произвёл переворот и победил), как нечто неизбежное?"

Другими словами, вялость духа, неподготовленность и тому подобное мэйдзина Накахары могли стать причиной ещё одной победы Оямы, если бы Накахара продолжил применять привычные для него стратегии.

Фактически, до 4-й партии матча я следовал этой же дорогой, а в 5-й партии мэйдзин Накахара победил, и реализацией соответствующего предсказания стал мой провал. Причём, что важно, человеком, сделавшим это предсказание, был сам Ёнэнага-сэнсэй.

Разумеется, Ёнэнага-сэнсэй сам же его и исполнил, так что... Не было ли его стратегией начало матча с трёх поражений подряд?...

Сцена полнилась голосами, говорящими: "Ёнэнага, держись!". Естественно, они достигали и моих ушей.

Такое, чтобы ещё перед партией возникали "различные отзвуки", как в этот раз, я ощущал впервые.

Какие бы трудности у Ёнэнаги ни возникали, я-то был молодым 23-летним профессиональным сёгистом, многократно проигрывавшим многим 50-летним игрокам того времени, и наконец попавшим в луч славы как "профессионал средних лет", став соперником Ёнэнаги — такое описание положения дел, наверное, приводило к поддержке Ёнэнаги-сэнсэя, вызывая к нему симпатии зрителей. К тому же, перед этим матчем меня уже критиковали.

В том году в лиге А Дзюнъисэн было сыграно 8—9 дополнительных партий (плей-офф). В том же, 1994-м, году я защищал 4 своих короны, сыграв 8 партий с Накахарой, пожизненным 10-м даном, и 9 партий c Танигавой Кōдзи осё, и сохранив все свои позиции. Среди профессионалов лиге Дзюнъисэн многие придают особое значение. В сёги "партию начинают с слов благодарности, и заканчивают словами благодарности"; такова традиционная культура. Когда играют игроки с разными уровнями (сэмпай и кохай), младший по уровню (кохай) садится первым, проявляя тем самым уважение к старшему (сэмпаю). Тогда у меня этот этикет вызывал сложные ощущения. В 19 лет у меня был 6 дан, а свой первый титул (рюо) я завоевал, находясь в районе 60-й позиции Дзюнъисэн. Это было подобно повышению менеджера отдела, которого в корпорации внезапно назначили директором. После этого я должен был в партии садиться как старший, и необходимость в каждой партии садиться, как обладатель титула, вызывала у меня беспокойство. Чтобы время понемногу шло, я специально прохаживался перед противником, вынужденным сидеть. Я ощущал дискомфорт, и на удивление, в тот год потеря корон была бы для меня облегчением. Тогда я был столь молод, что, наверное, ещё недостаточно созрел для обладания титулами, что и проявлялось в титульных матчах, поэтому прохаживания не прекращались, но в результате антипатия неизбежно была побеждена. Однако эхо того времени оказалось на удивление большим. Ёнэнагу-сэнсэя спрашивали: "Каково это, быть мэйдзином, как Накахара и Танигава?", и вся пресса трубила: "Хабу должен атаковать".

Эти критикующие голоса множились и множились. Они могли привести к изменению моих ценностей, и на самом деле я был сильно растерян.

... Вот в какой атмосфере должна была начаться 6-я партия.

За три дня до неё у меня действительно было ощущение, будто я в одиночестве продожаю идти по беспросветно мрачной дороге.

Как из этого состояния выскользнуть? Как сражаться с Ёнэнагой-сэнсэем, мастерство которого навевало мысли о безнадёжности, если основным состоянием моего сознания было ощущение, что меня загоняют в угол?

Партия эта была трудной как для меня, так и для моего противника. Мои мучения от неё были велики, но, должно быть, мучился и Ёнэнага-сэнсэй. До неё я уже участвовал в 13 титульных матчах, и на тот момент владел четырьмя титулами. Обстановка титульного матча и его атмосфера не были для меня в новинку. Однако впервые дело было столь необычайно сложным; имей я опыт хоть одной такой партии, мне было бы легче. Разница между нулём и единицей велика. Но сколь ни темна ночь, утро должно быть ярким. Такие мысли развеяли мои страхи, очистив отношение к предстоящей партии. Несомненно, из состояния загнанности в угол я выпрыгнул.

Итак, 6-я партия.

Я думал о ней, как о финальной битве. Если я её проиграю, то у нас будет по 3 победы, придётся столкнуться в 7-й партии, и наверное ясно, что это значит на такой сцене, как матч Мэйдзин.

Остальные титулы я твёрдо удержал в руках. Но матч Мэйдзин имеет долгую историю, поэтому считается, что [в нём побеждают лишь] "люди, переворачивающие землю".

История говорит, что защищали титул в матчах Мэйдзин хорошо. Ояма-сэнсэй и Накахара-сэнсэй в сумме владели им 33 сезона: примечательный результат. Угроза отобрать этот титул — страшная вещь.

Так или иначе, 6-я партия шла весьма активно. Разменяли слонов. Вторая партия тоже началась с этого, и сорвалась в трудную битву. А затягивать бой мне было невыгодно.

Вечером второго дня партии я почувствовал, что получил преимущество. Далее всё было делом техники. Я впервые ощутил себя мэйдзином.

Перерыв на ужин того дня я ясно помню до сих пор.

Безусловно, ничего подобного со мною не происходило никогда. Едва лишь дотронувшись до еды и отхлебнув супа, я почувствовал, что хочу не есть, а снять кимоно и завалиться на боковую. Тогда, не сдерживая себя, я подумал: "Ну же, вперёд!"; это взбодрило мой аппетит, и лишь тогда, уже в хорошем состоянии, во мне укоренилась мысль "вот я и мэйдзин", ставшая устойчивым ощущением. Обычно такие перерывы, как на ужин, пролетают для меня мгновенно, но этот час тянулся долго.

Сразу после этого перерыва я сделал промах. И тут же успокоился.

Сыграв 72.P8f, я наконец ощутил, что победил. Ёнэнага-сэнсэй сыграл 75.B'7a. Так называемое кататидзукури. {2} Все ходы, сыгранные далее, были хорошими. Я многократно проверил, что ошибок далее не было. Когда я делал последний ход 86.B'7g, фигурки сёги стали лёгкими, и меня наконец покинуло ощущение, что они очень тяжёлые. Затем Ёнэнага-сэнсэй сдался. Было 9:01 вечера.

Я ощущал какое-то недомогание, и честно извинился перед окружающими.

Тут же подскочили репортёры с блокнотами и телеоператоры с камерами, и поймали меня в сверкание вспышек. Всё закончилось, началась вечеринка, и наконец я вспомнил, что голоден. Так я всерьёз ощутил тяжесть короны мэйдзина. В терминах регби, "после окончания игры зритель из "зоны подачи" Харада Ясуо-сэнсэй вместе с Ёнэнагой-сэнсэем поздравили меня, трижды прокричав "банзай!". В мешанине одетых в чёрно-белое людей выделялся большой кубок Ёнэнаги-сэнсэя.

После окончания матча я окунулся в собирание и обработку информации. До августа расписание моё было плотно забито. Мысли были о том, что завоевать "7 корон" (главных титулов) я могу, лишь пока молод. Ведь не имея физической силы, через их жёсткое расписание не пробиться.

Сёги — это одинокая битва с собой. В этой битве надо превозмогать многочисленные обстоятельства.

Каковы бы эти многочисленные обстоятельства ни были, ясно, что если бы они не давали настоящего опыта того, как Вас загоняют в угол, смысла бы в них не было. И наоборот, именно тогда, когда загоняют в угол, появляются большие рывки. Вызов Ёнэнаге-сэнсэю в матче Мэйдзин стал для меня, в этом смысле, квинтэссенцией обучения. Решающим перекрёстком.



Глава 1: ВОЗМОЖНОСТЬ ПОБЕДИТЬ ЕСТЬ У ВСЕХ


1. На последнем рубеже исход определяется разницей в силе духа

Чтобы не уставать от сюрпризов, не следует им особо удивляться

"В чём секрет побед?"

Этот вопрос задают очень часто, но ответ на него непрост.

Конечно, в бою важно уметь концентрироваться. Особенно это важно на последнем этапе партии. Ведь это умение контролировать ситуацию.

Активных игроков в мире профессиональных сёги меньше 150. А играть из этого ограниченного числа людей доводится с ещё более узким кругом.

Для однократной победы можно применить "неожиданную стратегию", с высокой вероятностью успеха. Сделав ставку на дыру [в знаниях] соперника, можно успешно выманить его в зону неустойчивости.

Но если с одним и тем же человеком Вы играете десятки партий, такая "неожиданная стратегия" смысл теряет. Один раз — да, но далее она будет уже совершенно неуспешна. Так что обычно очень важно следовать самым обоснованным вариантам.

Оптимизма это не вызывает.

Но и пессимизма никакого в этом тоже нет.

Просто это такое состояние сознания.

Профессиональный сёгист, в первую очередь, обязан уметь быстро приводить свой ум в порядок. А когда противник совершает промах, положение тотчас изменяется.

В этот момент надо спокойно подождать. Не переполняться надеждами, а подождать.

Чтобы не уставать от сюрпризов, не следует им особо удивляться. Подобное происходит сплошь и рядом, но нет ничего лучше, чем идти путём ожиданий наихудшего.

Ведь в битве противник делает именно то, что хуже всего для Вас. Поэтому ища, нет ли именно таких ходов, обе стороны как бы совершают разведку.

Если уровень игроков достаточно высок, это усложняет и хаотизирует ситуацию.

В сёги ходы, имеющие скрытые значения, становятся самыми мастерскими. А поскольку они повторяются с обеих сторон, позиция неизбежно усложняется. Если мыслить только логически, позиция становится столь сложна, что как отвечать, становится непонятно, и выносить суждения сложно.

А противник, при этом, старается выбирать самые неприятные варианты. Когда же наносить ему удар? Выбор этого момента крайне важен.

У меня есть ходы, которые называют "магией Хабу".

Это сыгранные в сложных позициях ходы, которые для противника и окружающих кажутся невероятными. Сыгранные мною в неблагоприятных ситуациях, эти ходы производят переворот. Но это не ходы, которые я решаю сыграть с целью переворота из безнадёжной ситуации. Ходы, нацеленные на создание ловушки сопернику, я не играю. Магия их в том, что они необычным образом проявляют то, что совершенно не осознаётся. Думаю, дело тут просто в том, что мои ощущения "объёма партии" отличны от таковых у других людей.

В таких ситуациях, на сцене, я не сдаюсь, а стремлюсь сделать лучший выбор из того, в чём уверен. Это обычная игра. В самовыражении я от других профессионалов, должно быть, не отличаюсь. Просто опора на суждения "так, пожалуй, хорошо", в моём случае, имеет особый вкус. Возможно, у меня они просто шире, чем у других. Какие ходы хочется играть в конкретной позиции, какое в ней желательно развитие — во всём этом есть индивидуальные различия. Таковы уж свойства играемых ходов, поэтому, наверное можно сказать, что, возможно, просто таковы мои особенности.

Думаю, что за один ход мои суждения о позиции от суждений соперника отходят мало. Но через 10, 20 и 50 ходов разница между ними становится велика. В стратегическом мышлении и методе организации различия у нас невелики, но различия в суждениях понемногу накапливаются, и в позициях начинают проявляться индивидуальные особенности.


Дефекты оборачиваются преимуществом противоположной стороны

"Есть ли в игре Хабу дефекты?"

Бывает, задают и такой вопрос.

Идеальных партий у меня практически не бывает; такого, чтобы дефектов не было, не случается. Я не Бог, а человек, поэтому дефекты в моей игре, конечно же, есть. И если бы я играл против Хабу Ёсихару, то избрал бы атакующую стратегию.

"Секреты компании" не разбалтывают, это ясно. Поэтому свои дефекты я стараюсь ликвидировать, хотя это и сложно. Люди, с которыми я сейчас состязаюсь на вершине, мои дефекты оборачивают против меня, и для них мои дефекты являются главным преимуществом. Но когда я эти дефекты ликвидирую, на поверхность выходят другие дефекты.

Думаю, что люди бывают двух типов: те, кого неблагоприятные обстоятельства радуют, и те, кто им не рад. В мире сёги нет тех, кто с самого начала думает о том, как бы попасть под давление, но есть те, кто, попав под давление, проявляет смекалку, и те, кто в такой ситуации теряет уверенность. Профессиональные сёгисты — мастера сражений, поэтому подавляющее большинство их принадлежит к первому классу, хотя есть и те, кто, когда ситуация становится неблагоприятной, падает духом.

Этот упадок затуманивает глаза и сердце. Я почти никогда не думаю: "если дело пойдёт так, то противнику, наверное, не победить". Обдумывание стиля игры и состояния противника может озлобить. И ещё, "стратег должен не тонуть в своих планах". Наконец, если спокойно защищать свои шаги, то ходы станут видны. Это "видение ходов" профессиональным сёгистам для того, чтобы действовать, просто необходимо.

Возможно, доверие к этому "видению ходов" и излишне, но если и в неблагоприятных позициях, не отказываясь от него, просто продолжать играть настойчиво, то может найтись бойцовский ход, который станет критическим. Лично я верю, что для совершения переворота в игре, прокладывая путь, надо задействовать и интуицию, и чутьё.


2. Запутанные размышления в бою не нужны. Думайте просто!

С механизмом побед надо ознакомиться всем

До того, как исход битвы определится, проходит примерно сотня и несколько десятков ходов. В этих ходах заключено некое течение.

Течение игры не есть нечто, искусственно контролируемое. В ходе партии думают о многом, но она не идёт по пути, проложенному мыслями. Развитие идёт непредсказуемым образом. Течение это скорее не создают, а как бы плывут по нему. Волны не рукотворны, но по ним можно куда-то двигаться.

Но волны часто изменчивы. Иначе говоря, у обоих игроков многократно возникает возможность победить. А вот кто её ухватит, зависит от реальной силы.

Однако, увы, исход партии решает лишь "один ход". Чудесный ход. Или, если смотреть на вещи с точки зрения чуда, наихудший ход.

Чтобы этот ход заметить, профессионалы постоянно прикладывают усилия, всеми силами концентрируясь на доске.

В современных сёги идёт прогресс в стратегии и тактике; исследуются и анализируются многочисленные дебютные формы, растёт искусство связывания лучших позиций для победы. После получения преимущества думают о выборе кратчайшего пути, чтобы быстро достичь цели.

Если сразу после столкновения фигур точно определить ключевую точку, то думать, в некотором смысле, станет легко. После этого поймать шанс на переворот уже трудно. Момент, в который решается исход партии, [с годами] возникает всё раньше и раньше. Если фигуры столкнулись, легче думать становится всем. И лучше уже думать лишь о ключевой точке. А вот пока битва ещё не началась, думать о том, надо ли поднять стрелку, или двинуть крайнюю пешку, — трудно и мучительно. Так рождается ключевая точка. Так создаётся разница с противником, определяющая исход партии.


Ход, не ведущий к поражению, лучше хода, ведущего к победе

Разница лишь в 1 темп. Разница в том, что делать сначала: поднять золото, или двинуть короля вбок. На первый взгляд кажется, что разницы тут нет, но такая точность в движении в современных сёги стала необходимой. На дебют и на вход в миттельшпиль теперь тратится наибольшая часть времени.

В прошлом перевороты в партиях происходили чаще, чем в настоящем. Но число ходов из-за этого было ужасно большим. Путь к победе был медленным. Когда происходил переворот, партия затягивалась; возможно, так проявлялся настрой обоих игроков, стремившихся достичь победы безопасным образом.

Говорят, например, что в теннисе, в прошлом, игроки тоже отбивали больше мячей. И тренеры сердились на то, что они играли соглашательски. Пока соперник не допускал промаха, продолжался спокойный обмен ударами. Бывало, обмен ударами продолжался десятки и сотни раз, прежде чем забивалось одно результативное очко. В сёги тоже было так; даже говорили, что "ход, не ведущий к поражению, лучше хода, ведущего к победе".

Стремление не столько к получению преимущества, сколько к увеличению числа ходов, приводило к странному развитию. Партии затягивались, позиции получались беспорядочные, в них было легко запутаться и совершить промах. В результате, вероятность переворота была высока. Если говорить о психологии битвы, осторожность считалась преимуществом, а дерзость недостатком, и это тоже облегчало возможность переворота. В мире сёги ходили такие слова, как "создавай защиту". Получая преимущество, игрок стремился выбирать ходы, делающие победу безопасной. До критического удара по противнику игроки держали стойку. При этом они находились в состоянии поиска приёмов, которые явно безопасны, так что "проигрыш невозможен", и им не хватало концентрации на ходах, просто нацеленных на победу. В результате, они периодически проигрывали из-за переворота.


Отбросить запутанные размышления

В современных сёги, если игра приходит к легко понимаемой позиции, улучшить её уже совершенно невозможно. По сравнению с ними в позициях, в которых идёт сэмэай (обоюдная атака) с соревнованием за иттэ-гати (победу с опережением на 1 темп), да ещё и времени мало, выбор хода, конечно же, становится шире, и хотя это не так уж и плохо, доля переворотов в них тоже растёт. Ведь для решительности важно не впадать в запутанные размышления.

От работающего в американском Университете Карнеги—Меллон разработчика роботов Канадэ Такэо-сэнсэя я услышал интересную штуку. В обучении студентов есть так называемый "принцип KISS". KISS — это аббревиатура для Keep it simple stupid ("делай проще и глупее"). Кажется, этот термин происходит из армии, где сержанты говорят подчинённым: "делай проще, дурак". В среде инженеров это базовый метод мышления. Например, когда возможности компьютеров были малы, считалось бессмысленным и недопустимым втискивать в хорошие идеи компьютерные решения.

Однако, с развитием компьютеров, решать некоторые задачи с их помощью стало легче. Естественно, что правильным стало реализовывать решения с их помощью, когда это удивительно просто.

Так что студентам советуют не впадать в запутанные размышления, и "следовать принципу KISS".

Широкая публика запутанные рассуждения тоже не любит, и привязана к стереотипам. С древности её методы и позиции просты; всё делается по-простому, и обо всём думается просто. Я тоже "следую принципу KISS", то есть, думаю просто, а когда встречаюсь со сложными позициями, думаю, что может стать ключом, позволяющим пробиться вперёд. Такой метод мышления расширяет возможности, и наверное, он применим в любой области.


3. Чтобы превратить знание в понимание, надо прилагать собственные усилия

В дзёсэки тоже есть ошибки

В сёги есть так называемые дзёсэки [定跡] ("установленные пути"). Говоря по-простому, это дорожная карта, указывающая: "чтобы попасть туда-то, двигайся по такой-то дороге". Тем, кто не знаком с сёги, возможно, вспомнится аналогично звучащий термин игры го дзёсэки [定石] ("установленные камни"), но фигуры сёги — это не камни, поэтому написание для них другое: "定跡".

Наше время — эра информатики, и в мире сёги дзёсэки, как информация, тоже необычайно хорошо структурируются. Поэтому получать информацию о стратегиях и дебютах стало очень просто. Когда я в молодости решил стать профессиональным сёгистом, то тоже всеми силами стремился запоминать дзёсэки.

Но в реальной игре дзёсэки, если их только запоминать, практически бесполезны. Чтобы переплавить их в повышение уровня игры, надо дополнять их своими собственными идеями и суждениями. Не только в сёги, [но и в других областях] всех нас, так или иначе, захлёстывает огромный океан информации и знаний. Применяя дзёсэки, надо не тонуть в информации, и при принятии решений в первую очередь "думать своей головой".

Сёги имеют длинную историю. Современную форму они приняли ещё до гражданской войны (XVI в.); как говорят, в XIV—XV веке. Однако чёткая система, позволившая их обдумывать, была создана лишь в последние 20 лет. С появлением компьютеров сёги начали резко прогрессировать. Однако первичная стабилизация дзёсэки всё ещё не наступила.

И всё же, говорят: "вот это — дзёсэки (установленные пути)", хотя нет границ, внутри которых это было бы всегда верно. То, что 10 и 20 лет назад называлось "дзёсэки", во многих случаях на деле оказалось ошибками. Можно сказать, что "установленные пути" продолжают быть неустановленными до сих пор. Поэтому очень важно, не принимая их на веру, вновь и вновь обдумывать их, вынося свои собственные суждения.


Искать ключи к решению

Говоря другими словами, знания — это не просто некая вещь, которую было бы неплохо получить: в понимание они превращаются лишь тогда, когда их накопление происходит с осознаванием. Например, молоток, рубанок и прочие плотницкие инструменты, если ими только владеть, будут бесполезными вещами. Где и как их с пользой применить, будет неясно. Но стоит лишь научиться их применять, и они тотчас оживут.

В сёги очень важно, в первую очередь, научиться выносить точные суждения. Это основа, отбрасывать которую нельзя ни на миг. В партиях рождается опыт того, как это делать, и в память по кусочкам укладываются многочисленные знания. Все они являются кусочками большого паззла, и поэтому сами по себе, по отдельности, бесполезны. Это моментальные суждения "вот хороший ход", "а этот ход плох", "какое тут течение", неотделимые от проблем выбора следующего хода. Работа понимания — это связывание разрозненных кусочков знаний на основе планирования и определения курса.

"Хорошо" и "плохо" — это крайне абстрактные суждения, но в разных позициях они являются ключами к принятию решения. Стоит их лишь найти, и даже сложно выглядящая позиция быстро станет понятной.


Превращать знания в понимание

С накоплением опыта, даже без большого анализа, с первого взгляда Вы будете встречать такие подсказки, как "этот ход ведёт к бесполезному развитию"; "этот ход нужен, поэтому следует обдумать его перспективы". С другой стороны, избыточные размышления будут срезаться. Высококлассный доктор с первого взгляда на пациента фокусируется на нужном месте и видит ощущениями насквозь. Схватывание ключевых моментов даёт возможность совершить внезапный прыжок, ведущий к окончательному ответу. Бывает, всё нет продвижения, даже шаг за шагом, и вдруг внезапно открывается решение, приводящее к открытию кратчайшей дороги.

Одним лишь знанием, сколько бы его ни было, подобного не достичь. Впервые такие возможности появляются, лишь когда знание возгоняется в понимание. Разжёванное знание подпитывает способности ощущать.

Другими словами, запоминать что-то, это ещё не значит становиться сильным. А вот понимать и овладевать, делать это умением, доступным в любой момент, — процесс наивысшей важности. Если просто смотреть на игру других людей, понятной она не станет; так своей её не сделать. Лишь если применить увиденное на практике, возникнет понимание: "а-а, вот что это было". Такое возникающее понимание приносит огромную отдачу. И вдобавок, сопровождается радостью. А если продолжить настойчиво прилагать усилия, то появятся новые открытия, сопровождаемые сильными ощущениями.

Сам я в сёги тоже продолжаю превращать знания в понимание, при этом обучаясь, и думаю, что самое важное в мыслях — это их применимость.


4. Со временем у опыта появляются и негативные аспекты

Энергия не вечна

"Кто сильнее — Вы, когда завоевали 7 корон, или нынешний Вы?"

Такой вопрос задают часто.

Думаю, что нынешний я победил бы, хотя тогда у меня была энергия молодости. Зато теперь я стал мыслить шире, и сфера выбора у меня стала явно больше. Более чем уверен, что тогдашнего себя я бы обязательно победил. Это может быть непонятно, но именно таковы мои настоящие ощущения.

На партию энергия оказывает большое воздействие. Семь корон я завоевал в 1996 году (8-й год эры Хэйсэй), в возрасте 25 лет. Тогда я был полон энергии молодости. Когда есть энергия, даже поверхностный анализ может привести к выбору хорошего хода. Похожее бывает в профессиональном бейсболе, когда нацеленная на окончательную победу команда в ситуации, в которой решается исход сражения, подаёт мяч мимо, вроде бы получая штрафное очко, но соперник при этом тоже ошибается.

В молодости игра моя была, на мой нынешний взгляд, во многих партиях такой: "не переходить по опасному мосту". "Если тут произойдёт то-то, больших проблем это, наверняка, не вызовет"; "тут я думал недостаточно глубоко, но сразу решил, что всё будет хорошо": вот как я пробивал позицию. Но при этом у меня была энергия молодости. В опасные моменты я, не глядя на опасность, приходил в спокойное состояние. Сам я был беззастенчив, и ни о чём не думал. И несомненно, обладал неким видом энергии.

Конечно, ошибки и грубые промахи возможны и при фрагментарном выборе. Но когда видно течение в целом, это позволяет сразу же поплыть с его помощью. Если оно видно целиком, то ничего слишком плохого уже не случится. Такие дела. Теперь я думаю, что постоянное подтверждение этому было не просто [естественным] круговоротом, но прямой привилегией молодости.

Но энергия эта не вечна. Где-то она должна иссякнуть.

С другой стороны, думается, что накопленный опыт тоже достаточно хорошая штука. Во многих случаях можно умело действовать и на основе опыта, хотя во многих случаях это и не так. В последнее время я часто думаю над тем, как лучше применять опыт.

В молодости игра моя была не особо опасной. Но как тогда рассматривать мою нынешнюю игру? Если следовать опыту, то стиль мышления и выбор ингредиентов, несомненно, должны расшириться. По сравнению с годами молодости, выбор увеличивается, с первой же позиции сразу видно, каково положение дел, сила понимания ситуации тоже явно растёт.


У опыта есть как хорошие, так и плохие аспекты

Нынешний я стремится всегда делать наилучший выбор, хотя это и не всегда удаётся. Есть стереотип, что в целом опыт людей усиливает, но есть и соображение, что если прорываться наилучшим образом, то в результате кончится время. Увеличение компонентов [увеличивает вероятность] запутаться в суждениях, запугаться страхами и растеряться в колебаниях... и, бывает, в итоге сделать негативный выбор.

Говоря иначе, у опыта есть как хорошие, так и плохие аспекты. Его накопление рождает различные методы и увеличивает возможность выбора. Но, с другой стороны, с накоплением опыта, пропорционально широте выбора, растут и страхи, и [осознание] вероятных опасностей; да, больше становится и таких ощущений. Когда элементов мышления становится больше, увеличивается и количество негативных узнаваний "это похоже на то, что было ранее, и привело к проигрышу", которые заполняют мышление и сковывают его.

Чтобы такие негативные аспекты перебарывать, нужно параллельно взращивать силу самоконтроля, иначе справиться с блокирующим воздействием опыта будет трудно. Это верно не только в сёги, но и в мире бизнеса; наверное, это вообще общая тема.


5. Битва требует смелости для движения в сторону опасности

Отдаляйтесь от дзёсэки и прецедентов пораньше

"Есть места, в которых молодые профессионалы, с навигатором, быстро проскакивают по 100 километров, но попав на горную дорогу, навигатор уже не применишь, и играть лучшие ходы не получится": это слова профессионального сёгиста Мориситы Таку.

Под картой, показываемой навигатором, тут подразумеваются дзёсэки. Путь дзёсэки считается известным, поэтому по нему можно быстро проследовать на автомате, не думая. Это, действительно, безопасно. На какое сообщество ни посмотри, сейчас повсюду наступила эра информатизации, поэтому знания в виде информации плотно упаковываются, на очень высоком уровне, создавая иллюзию, что "я всем этим уже полностью овладел".

Действительно, если конкретная партия 60 и даже 70 ходов будет следовать формам, возникавшим ранее, прежде чем выйдет на форму с фронта известных знаний, то доля уже известной части партии будет велика. Все ранее встречавшиеся формы вморожены в базу данных, так что до некоторого момента играть по ним можно весьма точно. Если ориентироваться на результат партии и её содержание, то такой выбор, наверное, безопаснее.

Я же стараюсь уйти от дзёсэки и прецедентов на раннем этапе, попадая в мир, совершенно неизвестный ни мне, ни сопернику, так как стремлюсь к позициям, в которых принимать решения надо, думая собственной головой. На самом деле, позиции от миттельшпиля до эндшпиля [в моих партиях] хаотичны; это вторжение в сложный мир. Попадая в него, понимаешь: "вот теперь, эта позиция": никогда ранее ничего подобного ещё не было. Какой ход делать? Теория отбрасывается, и последнее решение остаётся за мной.


Анализируя, не бойтесь касания меча соперника

В сёги у позиции есть степень сложности. В профессиональной партии нельзя делать ход, лишь бросив на позицию взгляд.

Например, если видны 3 пути: A, B и C, то невозможно даже представить, к каким позициям они приведут через 10 ходов: во многих случаях точного вывода не сделать. А когда все пути неясны, непонятно, какой из них лучше, и очень сложно принять решение, какой же из них выбрать.

В сложных позициях я произвожу сортировку позиций. Когда всё достаточно усложняется, возникает желание произвести сортировку; наверное, это чувство спонтанно сформировалось у меня ещё в детстве. Мой отец, работавший инженером в иностранной фирме, любил говорить: "когда в работе перерыв, сортируй всё и приводи в порядок". В выходные, вставая рано утром, я сразу начинаю приводить комнату в порядок. Вспоминаю проблемы, нерешённые при засыпании; видимо, это передалось мне с генами.

Когда надо принять решение, я отбрасываю опасные ходы и выбираю ходы, которые легко понять. Ведь простые победы предпочтительнее.

Если оценка ситуации говорит о существенной опасности, решение я принимаю, как бы предпринимая вторжение.

Когда видна существенная опасность, анализировать ситуацию надо без страха. Когда мастера мечей, в схватке, рубят друг друга, они рассматривают вариант, в котором кончик меча соперника проходит в сантиметре от своего носа, как приемлемый. Если же ничего подобного со стороны противника не допускать, держась от него на достаточном расстоянии, то когда он предпримет острое вторжение, останется лишь защищаться. Так будет допущен переворот (то есть, стремление к безопасности любой ценой будет иметь противоположный эффект). В сёги способность предпринять острое вторжение самому тоже является важным компонентом фиксации победы.

Я считаю, что лучше всего сёги описываются именно так. В битве любой участник может быть ранен, но если в результате он хоть немного приблизится к победе, то всё хорошо...

Для победы важно получение даже небольшого перевеса, в один пункт. Большой перевес, на 5 или 10 пунктов, для победы необязателен. Обычно рывок к победе совершают лишь в самом конце, когда считают, что её определённость стала достаточно высокой.


Передача хода противнику

Очень часто не видно, какой ход играть, то есть не видно хода, про который можно сказать: "он хорош". Что же тогда делать?

В сёги играют, делая ходы по очереди. Поэтому в момент завершения хода твоя сила исчезает, и начинает действовать другая сила. Когда это происходит, тебе уже ничего не сделать. Вверяя выбор сопернику, ты как бы говоришь: "делай, пожалуйста, что хочешь". И ход переходит к нему. Так, чтобы расширить собственные возможности и не создать при этом себе минусов, бывает разумным передать ход сопернику. Например, пусть в некоторой позиции на ход A у противника есть ответ A', а если сделать ход B, то он ответит B'. Тогда сначала надо выбрать ход A или B, на который он ответит. Но при этом может быть и ход C, который поставит проблему выбора уже перед противником. Ояма Ясухару-сэнсэй был мастером такой "передачи хода противнику", намеренно создавая сложные позиции и подводя соперника к фатальному промаху; в этом он был очень силён. Это искусство действовать не своими силами, а силами соперника, поэтому он был силён.

Другими словами, передача хода — это когда у тебя нет ни идей, ни планов, которые были бы реализуемы, и ты предоставляешь противнику свободу создать их, используя его силы и проявляя искусство игры "от борта". Момент передачи хода по ощущениям напоминает признание поражения со словами: "пожалуйста, выбирай следующий ход на свой вкус". Разумеется, сдаваться при этом бессмысленно, но нечто подобное является в этом крайне важной составляющей.

Этот выбор не обязательно означает ощущение нехватки простора. Когда есть простор, можно передать ход противнику, если на любой его ход есть позволяющий с ним справиться ответ. Такая самоуверенность выражается особыми словами: передача противнику хода при наличии ответа. Но даже если прочного ответа нет, такое поведение возможно, когда своё положение неимоверно хорошо и благоприятно. С другой стороны, думаю, что такой решительный ход возможен и в безвыходной позиции, как способ броситься в битву, когда ничего достойного за свою сторону нет.

Но без испытаний на практике этого не понять. Сколько ни имей теоретической силы, без анализа и опыта поражений и успехов в реальных партиях уровень понимания будет неглубоким. Например, наличие даже большого объёма знаний и информации о начальной позиции и методах приближения [к королю], уровень понимания не углубит. Если же уровень понимания неглубок, то новых концепций и идей не будет. И лишь многочисленные испытания на практике позволяют связно делать следующий шаг.

Не только в сёги, но и на других полях действий, без знакомства с ними сражаться неперспективно. Если не использовать ни здравый смысл, ни учебники, то и автомобильный навигатор местами не поможет, и лишь подключив опыт применения собственных сил, можно достичь ощущений настоящего совершенства. Чтобы ворваться в мир неизвестного, надо думать самому, энергично искать новые пути, и лишь тогда Вы получите силу вторжения в будущее.


6. Самое страшное в битве — пассивная позиция "и так сойдёт"

Отбросить всё, и начать обучение с азов

Это великие слова Ёнэнаги Кунио-сэнсэя.

Ему уже исполнилось 60 лет, когда, в 2003 году, он прекратил играть официальные партии, уйдя в отставку. Однако и после этого он продолжил всё так же энергично работать в комитете по обучению и на других постах, в том числе и вне мира сёги.

"Ну, парень, как сегодняшние партии?"

Будучи 4 даном, я часто слышал эти слова от Ёнэнаги-сэнсэя.

И до того, как поступить в Сёрэйкай, чтобы стать профессиональным сёгистом, и после, я думал: "вот интересный учитель". Всегда позитивный и ободряющий. В сёги у него был "болотный стиль", а характер, как говорится "свежего стиля".

Его нацеленность на титул мэйдзин была необычайно сильна.

В 1993 году Ёнэнага-сэнсэй стал претендентом на титул мэйдзин, бросив вызов Накахаре Макото-сэнсэю. По достижениям и реальной силе они были почти равны, но в матче Мэйдзин победить Накахару-сэнсэя Ёнэнага-сэнсэй всё никак не мог, как ни пытался. В целом, вызов на этот титул он бросал 6 раз, и все эти разы проиграл.

В тот год Ёнэнаге-сэнсэю исполнилось 50 лет. Окружающие, из-за возраста, считали, что это его последний шанс стать мэйдзином.

Этот последний, как считали, шанс Ёнэнага-сэнсэй не упустил: победил. Занял трон мэйдзина.

Тот матч Мэйдзин имел великолепное содержание. Возраст игроков в партиях совсем не ощущался; в них сочетались уверенность, решительность и сила. В тот момент, когда Ёнэнага-сэнсэй стал мэйдзином, у него было интересное выражение лица, полное радости.

Став мэйдзином, сэнсэй сказал мне:

"Следующей весной быть тебе соперником в матче Мэйдзин."

Услышав, как он указал на меня, я удивился и, помню, обрадовался. В тот год, на пути к титулу мэйдзин, я только что поднялся в лигу A, и конечно, думать не смел о том, чтобы уже в следующем году бросить вызов сэнсэю.

Сэнсэй повёл себя необычно, чтобы создать во мне мечту стать мэйдзином.

За 4—5 лет до завоевания позиции мэйдзина его игра претерпела кардинальные изменения. Всё взращенное прежде он отбросил, и действительно начал всё с начала. У него был так называемый "болотный стиль". Этот стиль он отбросил, и начал учиться у молодёжи, переучиваясь с азов и выйдя на фронт развития сёги. Полная смена модели. Как мог такое свершить человек, приближающийся к 50-летию?

Но Ёнэнага-сэнсэй достиг в этом успеха.


Защищаться, защищаться, и вдруг повернуть вспять

Когда применяешь новинку, опыта нет, но лучше не отбрасывать её, а идти прямо вперёд. И если не бояться, можно быстро переправиться по опасному мосту. Это очень важный момент. Ранее сэнсэй, пройдя много боевых сцен как сёгист высшего уровня, тоже без колебаний взращивал свой успех. С того времени, как в 1973 году он завоевал свой первый титул в матче Кисэй, он побеждал во многих турнирах, а в 1984 году был обладателем четырёх корон.

Разве не сложно было ему отбросить весь этот блестящий успешный личный опыт? Однако в сёги, обычно, без решительности делать нечего. Если всегда переходить лишь по каменным мостам, это сузит набор мостов для переправ. Возможно, так он и решил.

Такое стремление стать мэйдзином, такая настойчивость в достижении этого — великая вещь.

Партии в сёги — штука крайне жёсткая. У сэнсэя, как говорили, "к концу партии кровеносные сосуды на голове разбухали, и лицо краснело". Столь долго и глубоко он концентрировался. Я, даже в молодости, к концу партии тоже уставал, и лишь к следующему дню приходил в норму. Таково истощение от игры.

Это продолжается, но нехватки сил пока нет.

В следующем сезоне после завоевания позиции мэйдзина, я опять столкнулся с Ёнэнагой-сэнсэем, который смог стать претендентом; это было совершенно не удивительно, и даже совпало с моим предчувствием.

Но впоследствии я узнал, что если бы в том матче Мэйдзин он потерпел прямую серию поражений, он надумывал уйти в отставку. Вот сколь опасны дороги, по которым мы постоянно ходим.

В мире побед и поражений занятие пассивной позиции "и так хорошо" — самое страшное из возможного. Организация и действия при этом могут быть такими же, но если постоянно не нацеливаться на прогресс, то произойдёт остановка, и начнётся выбывание из гонки.

После завоевания семи корон, от Ёнэнаги-сэнсэя я услышал такой пример:

"Если смотреть спокойно, то сразу ничего не изменится. Но, несомненно, упадок неминуем. Почему? Дело в том, что со временем условия меняются. Поэтому то, что сейчас является наилучшим, таково лишь на текущий момент, и уже сейчас [его можно считать] прошедшим".

Взяв эти слова за руководство, я и сейчас прочно храню их в своём сердце.

У меня тоже бывает ощущение, что желание защищаться становится основным методом мышления. В некоторых ситуациях кому угодно захочется надёжности, и риски лучше уменьшать. Бывают такие случаи, когда желательно действовать безопасно. Но в сёги такие формы возникают часто, и результатом становится узкий стиль, ограничивающий мир [игры] и вызывающий ощущение удушливости. Тестирование же новых ходов производит быстрое расширение, увеличивая радость.

Есть такие слова: "разрушать и создавать". Как и в случае Ёнэнаги-сэнсэя, разрушение рождает новые вещи. Когда на доске для сёги идёт игра, в мире созидания идёт прогресс, и одна партия может разрушить всё остальное, созидая новые и другие вещи с самого начала: примерно таковы ощущения от смелости. Не таковы ли [все]глубокие творения, производимые духом?

Защищаться, защищаться, и вдруг повернуть вспять. Защищаться без атаки нельзя. Я, в своей игре, обычно стремлюсь действовать именно так.


7. В битве важно доверие окружающих. Ветер надежд подталкивает вперёд

Каковы источники смелости для бросания вызова?

Семь корон я завоевал в 1996 году. Последним из этих матчей была защита титула осё против Танигавы Кодзи-сана. Семь корон в нём увенчались серией из четырёх побед подряд. Оглядываясь назад, я думаю, что победил в этих партиях не столько своими силами, сколько с помощью надежд окружающих, сильно подталкивавших меня вперёд. Многие люди постоянно оказывали мне поддержку, создавая защищённый тыл. Такую атмосферу я испытал впервые.

В профессиональных сёги партии играются как бы честно, в равных условиях; но на самом деле, это не так. Конечно, если судить лишь поверхностно, условия равные. Специально назначенные люди следят, чтобы всё было честно. Однако победить хотят все, такие ощущения непременно царят повсюду в местах проведения партий, и скрыть их невозможно. Игроки эту атмосферу ощущают остро.

Накануне тех партий приходили многие люди, атмосфера была необычная. Для соперника, Танигавы-сана, она была болезненной; наверное, этот момент был для него тяжёлым. Для меня же данные партии были совершенно домашними, такая была атмосфера.

Теперь я думаю, что бросание вызова требует больше мужества, [чем защита титула].

Профессиональные сёги — это мир побед и поражений, поэтому если один раз соперника и удастся одолеть, вечно это продолжаться не будет. Современные формы прогрессируют и меняются. Бывает, что считающийся сильным становится "в последнее время уже не так [силён]". Сейчас я удерживаю несколько титулов, но если в следующем году у меня их станет ноль, это будет совершенно неудивительно. {3}

В профессиональном бейсболе и других подобных играх у фанатов бывают такие надежды на команду: "шансы хорошие. Наверное, пробьются". Ответом на эти ожидания бывает последний хоум-ран. От команды, драматически завоевавшей победу, в интервью после игры часто можно услышать реплику: "всё это благодаря фанатам". И это ни в коем случае не только лишь вежливая фигура речи. Надежда окружающих подталкивает, и думается, не творит ли она мало-помалу и саму победу?

Недавно я читал одну книгу: рассказ человека, играющего на бирже. На ней играют десятки и сотни тысяч человек, но игроки высшего уровня [знают] друг друга и что изменяется, как изменяется степень доверия к коллегам. Другими словами, у них есть доверие типа "если [это сказал] такой-то человек, то, наверное, так оно и есть".

Не только в сёги, но и в любом социуме побед и поражений, у многих существует определённое доверие, порождающее некий ветер, становящийся важным фактором в битвах и источником изъятия энергии.


"Рейтинг" товарищей — ключ к верным победам

Также, не только в сёги, но и в спорте, и в делах побед и поражений, у товарищей имеется некоторый "рейтинг". Об этом не говорится открыто, но среди профессионалов все для себя составляют оценки, и как правило, их знают.

"Доверие к товарищам важно".

Это слова Оямы Ясухару-сэнсэя, и именно это — ключ к верным победам. Невозможно даже сказать, насколько это верно; возможно, это можно назвать главным условием, определяющим результаты.

Доверие — это признание силы. Если думаешь, что соперник силён, то когда настаёт неблагоприятная ситуация, сопротивляться бесполезно, и можно сдаться. Когда же настаёт благоприятная ситуация, то если не беспокоиться о том, чтобы не произошёл переворот, это может привести к промаху.

И напротив, если известно, что соперник слаб, то в неблагоприятной ситуации всегда есть возможность, что он ошибётся, и можно, сохраняя надежду, сопротивляться; а если ситуация сложилась благоприятная и противник безусловно слабее, то играется спокойно.

В прошлом в мире сёги правили, как мэйдзины, Ояма Ясухару-сэнсэй — 18 сезонов и Накахара Макото-сэнсэй — 15 сезонов. Среди профессионалов [считается], что по реальной силе они практически не различались. Так что в партиях [между ними] перевес в поддержке друзей становился важным фактором. Выражаясь экстремально, повышение уровня [мнений], кто из них должен победить, приводило к его победе.

[Подобное происходит] не только в сёги. Разве не важно ощущение [подобной] разницы в бизнесе и, шире, в человеческих отношениях? Бывает, продвижение в аналогичных условиях для одного идёт гладко, а другому всё никак не удаётся. Наверное, ранги этих людей в компании и их подталкивание надеждами сильно различаются. Так обыденность оттачивает реальную силу, вера окружающих рождает волю к победе, и всё это подталкивает вперёд, становясь важным фактором.

В мире сёги, в процессе стремления стать профессионалом, множество людей оставляет эти надежды. Я же при этом всегда очень остро ощущал. В 2004 году на какой-то момент у меня осталась лишь одна корона, одза. И хотя давления от возможности остаться совсем без корон я не испытывал, я был благодарен, что окружающие беспокоились обо мне, и испытывал ощущение непростительности. Именно поэтому в официальных партиях мне хотелось играть как можно лучше и прилагать к бросанию вызовов все силы, давая тем самым ответ на мои ощущения. Так я продолжаю думать [и по сей день].



Глава 2: ИНТУИЦИЯ ПРАВА В 70% СЛУЧАЕВ


1. Профессионалы тоже не могут предвидеть, какая позиция возникнет через 10 ходов

Из 80 возможных ходов большинство отбрасывается

"Вы предвидите в реальной партии, какая позиция возникнет через 10 ходов?"

Однажды на собрании профессионалов это стало темой обсуждения. Единодушный вывод был таков: "это невозможно".

Исследования сёги, сколько их ни веди, отличаются от реальной игры. В реальной партии соперник обязательно делает то, о чём не думаешь, и именно с этим приходится справляться. Каждый ход принимается решение, именно там определяется истина. Ходы приходится делать не только с уверенностью, что "этот ход правильный", но и когда лишь почему-либо думается, что "этот ход, возможно, хорош". Делаются и ходы, о которых соперник не подумает, и даже типа "да разве такое возможно?".

Чёткой теории и выводов о том, как именно выгодно играть, нет. Во многих позициях мысли кружатся вокруг того, "как бы тут лучше ответить". Начиная с дебюта и далее, повторяется процесс принятия решений на основании сложных оценок.

В сёги, в начальных позициях, возможны примерно 80 направлений игры.

Но большинство из этих 80 возможных ходов можно отбросить. Даже понятно, что для отбрасывания 77—78 из этих 80 достаточно опыта, и думать не надо. Число ходов-кандидатов, которые, "возможно, хороши", ограничено двумя-тремя. Все имеющиеся возможности в сознание не лезут; есть ощущение камеры, фокус которой сужается.

Как в пустыне, где взгляд сразу отмечает оазис, даже без неустанного поиска: "он вон там, не так ли?", и ставит на карте значок. Ощущения в сёги такие же.


Анализируемый приём заряжается "эмоциями"

При этой фокусировке на трёх ходах, в голове рисуется образ движения фигур на доске. Для каждого, [чтобы понять,] "какой из них самый правильный?", скрупулёзно, логически, проверяется (анализируется) путь до места назначения: "если так, то будет так...". Далее число имеющихся ходов-кандидатов от трёх вырастает до девяти, ветви и листья множатся, тотчас приводя к 300—400 ходам. Докуда их желательно исследовать, не определено. На каком-то этапе мышление завершается, выбор сжимается, и принимается решение, какой ход играть.

"Сколько, примерно, ходов анализирует профессионал?"

Этот вопрос задают часто. За час удаётся обдумать примерно 500—1000—2000 ходов. Но сколько бы их, примерно, ни анализировалось, в реальной партии, всегда, всё не ограничивается лишь числом анализируемых ходов: на обдумывание обстоятельств [времени тратится] немного больше.

После выбора примерно трёх ходов-кандидатов, я обдумываю различные варианты развития: "так будет хорошо", "а так — плохо". Если в ходе этого процесса во мне появляется нечто наподобие вывода, оно выливается в решение. Но принять решение с уверенность (вот так!) оказывается на удиврение сложно: какой путь ни выбери, и в очень многих случаях решение не принять без "возможно, случится и это", или "что ни выбери, может выйти неумно".

Тогда я обдумываю всё то же самое ещё раз. И всё равно ничего умелого не выходит. В такой момент от трёх отобранных ранее кандидатов внимание обращается к рассмотрению четвёртого и пятого хода из более чем 90% ходов, отброшенных ранее. И я начинаю обдумывать ходы, отвергаемые здравым смыслом. Когда, на первый взгляд, кажется, что "такого глупого хода нет", и "этот ход неестественный. Он не должен быть хорошим": изначально отвергаемые ходы тоже могут быть обдуманы.

(...)


Об авторе: ХАБУ ЁСИХАРУ

Родился в 1970 году, в префектуре Сайтама. Профессиональный сёгист. В 6 классе начальной школы стал учеником Футаками Тацуя 9 дана, поступив в Сёрэйкай — школу, воспитывающую профессиональных сёгистов. За 3 года быстро вырос в Сёрэйкай от 6 кю до 3 дана. В 3 классе средней школы достиг 4 дана. Стал третьим в истории профессионалом-школьником средней школы, после Като Хифуми и Танигавы Кодзи. В 1989 году, в возрасте 19 лет, завоевал титул рюо. После этого с энергией растущего бамбука стал побеждать в титульных турнирах. В 1994 году достиг 9 дана. В 1996 году, завоевав титул осё, сконцентрировал в своих руках все 7 главных титулов: мэйдзин, рюо, кисэй, ои, одза, кио, осё. "Первый в мире сёги обладатель семи корон" стал популярной темой обсуждения в Японии. В 2008 году за 5-кратное завоевание титула мэйдзин он получил титул "19-й пожизненный мэйдзин". На 2018 год участвовал в 134 титульных матчах, завоевав 99 титулов. Игровой стиль — универсальный, применяет все стратегии. В эндшпиле часто находит великолепные ходы, называемые "магией Хабу" и очаровывающие фанатов. Книги: Мозг Хабу, т.1—10 (Японская ассоциация сёги), Тайкёкукан ("стратегическое мышление", издательство Какогава), Тёкканрёку  ("Интуиция", издательство PHP) и другие.


Примечания переводчика

  1. В 2016 году 26-м мэйдзином стал Сато Амахико. Хабу же в 1994 году стал 22-м мэйдзином (а в 2008 — 19-м пожизненным). {}

  2. Кататидзукури — "построение формы": ходы, когда игроку уже ясно, что он проиграл, но он всё ещё делает наилучшие ("достойные") ходы для исчерпания всех возможностей, чтобы сделать концовку понятной зрителям. {}

  3. Однако ещё 12 лет подряд после написания данной книги Хабу ежегодно удерживал от двух до четырёх титулов. {}

Квадратными скобками выделены реконструкции: отсутствующие, но [вероятно] подразумеваемые в источнике.


Имена собственные

米長邦雄  Ёнэнага Кунио, 9 дан
金出武雄  Канадэ Такэо, разработчик роботов
加藤一二三 Катō Хифуми, 9 дан
森下・俊  Морисита Таку, 9 дан
中原・誠  Накахара Макото, 16-й пожизненный мэйдзин
大山康晴  Ōяма Ясухару, 15-й пожизненный мэйдзин
谷川浩司  Танигава Кōдзи, 17-й пожизненный мэйдзин
豊臣家   Клан Тоётоми (доминировал в Японии до Токугава)
徳川家康  Токугава Иэясу, основатель сёгуната Токугава
二上達也  Футаками Тацуя, 9 дан, учитель Хабу
羽生善治  Хабу Ёсихару, 19-й пожизненный мэйдзин
原田泰夫  Харада Ясуо, 9 дан

名人   мэйдзин ("мастер"), главный титул сёги
竜王   рю:ō ("дракон-король"), второй по значимости титул сёги
王将   ōсё: ("король сёги"), один из 8 главных титулов сёги
奨励会  Сё:рэйкай, профессиональная школа сёги

Сочетания из четырёх иероглифов

  1. 発想自体 (хассō-дзитай) — самовыражение
  2. 企業秘密 (кигё:-химицу) — "секрет компании"; экономическая тайна
  3. 軍隊用語 (гунтай-ё:го) — армейская терминология; армейский термин
  4. 一般社会 (иппан-сякай) — широкая публика
  5. 固定観念 (котэй-каннэн) — стереотип, предрассудок
  6. 一生懸命 (иссё:-кэнмэй) — изо всех сил
  7. 大工道具 (дайку-дōгу) — плотницкие инструменты
  8. 自家薬籠 (дзика-якурō) — то, чем полностью овладели; что стало доступно в любое время
  9. 状況把握 (дзё:кё:-хааку) — схватывание (понимание) ситуации
  10. 整理整頓 (сэйри-сэйтан) — сортировка и приведение в порядок
  11. 拒否反応 (кёхи-ханнō) — отбрасывание, отказ
  12. 社交辞令 (сякō-дзирэй) — дипломатический, вежливый способ говорить
  13. 仲間同士 (накама-дōси) — товарищ

Источник: 『決断力』羽生善治, 角川新書
ISBN: 978-4-04-710008-4 C0295
1-е издание: 10.7.2005
45-е издание: 27.7.2017 (общий тираж 520 000 экземпляров)
Особая благодарность за доставку источника — Михаилу Иванову.

jap→rus: shogi.ru, Д.К., 2018-?2019

Версия 25.10.18